Владимир Высоцкий. Форум.

Живая жизнь. Живое общение.
Текущее время: 11 дек 2019, 09:28

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 656 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 66  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 05:46 
Не в сети

Зарегистрирован: 26 мар 2013, 05:03
Сообщений: 144
Прочел воспоминания И.Шалаевой,в своё время пропустил это интервью,читал пол дня но оно того стоило,получил удовольствие. Обстоятельно,терпеливо,дотошно с юморком...Огромное спасибо Лев!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 07:52 
Не в сети

Зарегистрирован: 20 окт 2012, 06:43
Сообщений: 3817
Лев Черняк специально для этого форума прислал мне свои интервью с Шабтаем Калмановичем на предмет их публикации здесь. Что я с удовольствием и делаю.

На Шабтая Калмановича я намеревался выйти ещё в сентябре 1996-го года, когда состоялась моя первая беседа с Виктором Шульманом, как известно, приглашавшим Высоцкого на сольные гастроли по США. Я знал, что мой директор мог мне помочь в поисках данного субъекта, но Никита Владимирович отказался быть проводником, сославшись на то, что Калманович человек тёмный и опасный, к тому же отсидевший несколько лет за шпионаж. На том я и успокоился до поры. В сентябре 2003-го года, на похоронах Н.М. Высоцкой, я всё же осмелился подойти к Кобзону и завести с ним небольшой диалог, невзирая на траурную церемонию. Его «добры молодцы» сначала было ринулись как будто отгородить его от меня, но Иосиф Давидович мгновенно отреагировал на моё возникновение вполне адекватно, и я попросил у него разрешения как-нибудь побеседовать с ним, на что он дал согласие и номер телефона. Затем я с опаской решился спросить его о возможности поговорить с Шабтаем Калмановичем, на что он ответил буквально так: «Звоните по моему рабочему телефону – и Вам подскажут, как его найти!» И действительно, меня связали с ним по первому требованию. Это было в декабре того же года. Шабтай Генрихович обещал с радостью поделиться информацией о ВВ, «но не сейчас». «Сейчас» наступило только лишь спустя полгода, когда я заявился к нему в офис в сопровождении своего друга и сподвижника Павла Евдокимова. В речи Ш. Калмановича присутствует еле заметный иностранный акцент, он иногда не может подобрать нужное выражение, а иногда даже путает падежи и склонения, и поэтому его понять иногда почти невозможно.
Калманович Шабтай Генрихович

Лев Черняк: Шабтай Генрихович?
Шабтай Калманович: Да. Да, да, да!
ЛЧ: Алло, алло!
ШК: Да, да, да!
ЛЧ: Это Шабтай Генрихович?
ШК: Да.
ЛЧ: Добрый день! Значит, меня Лёва зовут – можно просто. Я вот занимаюсь биографией Высоцкого…
ШК: Угу…
ЛЧ: …и я вот слышал… ну, многие слышали, что Вы с ним были знакомы и даже вот в Нью-Йорк летали с ним!
ШК: Не только в Нью-Йорк, по Америке, да.
ЛЧ: Да… только про это мы знаем. Скажите, как… как можно было с Вами пообстоятельнее побеседовать?
ШК: Можно, но не сегодня.
ЛЧ: Не сегодня? Когда, скажите, что для этого нужно?
ШК: На следующей… Ничего! Со мной всё нормально, у меня дверь открыта. Позвоните где-то через неделю, дней 10 – и я с удовольствием всё покажу, расскажу запросто.
ЛЧ: Очень хорошо! Такой предварительный к Вам маленький вопрос: скажите, у Вас что-либо осталось от встреч с ним: там, автографы, записные книжки, может быть, там, билеты, ещё что…
ШК: (нрзб) да.
ЛЧ: А?
ШК: Да.
ЛЧ: Скажите, а нельзя вот как-то при Вас это будет или на сканер положить…
ШК: (нрзб) через 10 дней.
ЛЧ: Через 10 дней позвонить Вам, да?
ШК: Да. Спасибо, Лёва!
ЛЧ: Ага. Хорошо, ага. Всего доброго!

беседа по телефону
16.12.2003
Калманович Шабтай Генрихович

Лев Черняк: Куда удобней? У? Сюда, да?
Шабтай Калманович: (Глядя на микрофонную удочку) Чё ты меня пугаешь? (нрзб)
ЛЧ: А? А это диктофон такой, с… выносник просто у него. Сюда можно положить?
ШК: Да.
ЛЧ: Ну, вот мы и пришли, как говорится.
ШК: Сколько вам надо времени?
ЛЧ: А?
ШК: Сколько вам надо времени?
Павел Евдокимов: Сколько сможете уделить.
ЛЧ: Сколько сможете. Но лучше всего, чтобы около часа примерно. Если можно.
ШК: Хорошо.
ЛЧ: Шабтай Генрихович, немножко о себе расскажите. Мы очень мало про Вас знаем.
ШК: (нрзб) Так чего вы, обо мне (нрзб) о чём, об этом… о Володе… (Отказывается рассказывать о себе)
ЛЧ: Ну, хотя бы общие, там, такие штрихи: где родились, там, учились, выросли где?
ШК: А!
ЛЧ: В этом смысле, да, конечно!
ШК: Родился я в городе Каунас (Литва). В 47-ом году.
ЛЧ: В 47-ом?
ШК: Средняя школа, Каунасский Политехнический институт, армия, заграница, (нрзб) кий университет…
ЛЧ: А годы жизни за границей Ваши какие?
ШК: С 71-го.
ЛЧ: С 71-го по…
ШК: 93-ий, наверно.
ЛЧ: 93-ий. И в это время… во время проживания за границей Вы в стране не появлялись, в СССР?
ШК: По-моему, один или два раза всего. Но уже не застал… во время ВВ – нет. И работа в Африке, в южной и в западной. Имел офисы в Германии…
ЛЧ: А вообще – род Вашей деятельности?
ШК: (покачивая рукой, уходит от ответа) …в Франкфурте и в Кёльне. Там познакомился, подружился… (обращаясь к жене) Ну, не мешай, иди ко мне. Это те ребята, которые пишут про Высоцкого и… (обращаясь к ЛЧ и ПЕ) Это – моя Анечка, моя жена.
ПЕ: Очень приятно!
ЛЧ: (кивает, тем самым говоря то же, что и ПЕ)
ШК: В Кёльне жил, работал… мы вместе сотрудничали… человек по имени…
ЛЧ: Фрумзон.
ШК: Тоже. Но намного позже – тогда ещё его не было. Бабек Серуш. Не проходит он у вас (нрзб)?
ПЕ: А как же!
ЛЧ: Конечно!
ПЕ: А как правильно, вот всё-таки, Бабек или Бабек?
ШК: Бабек. Бабек.
ПЕ: Бабек он всё-таки? Потому что…
ЛЧ: А полностью как его имя?
ШК: Фамилия Серуш.
ЛЧ: Ну, это понятно. А вообще… Мы только знаем, что он Бабек. А отчество… там, что-то ещё?
ШК: У них не было отчеств.
ПЕ: Он же иранец, по-моему…
ШК: Папа его был знаменитый профессор, коммунист. Шах его преследовал (нрзб). И он меня попросил встретить в аэропорту Франкфурта летящего в США Высоцкого. Бабек торговал с Советским Союзом, Бабек учился в Москве в своё время, закончил… Он летал-вылетал свободно, и он подружился… он женился на русской девушке Наташе…
ЛЧ: Петровой.
ШК: …она снялась один раз в кино, у неё красивые…
ЛЧ: Она в «Национале» счас работает?
ШК: Да. У неё красивый… она владелец этого салона. Она вам даст информацию.
ЛЧ: Угу.
ШК: У неё была под Москвой дача и он типа спонсировал, чтобы что он летал туда-обратно. У него было много западного, и он был состоятельный человек, у него была… И он дружил с Высоцким.
ЛЧ: Это известный факт.
ШК: Вот он попросил меня принять во Франкфурте (он не мог прилететь) Высоцкого.
ЛЧ: А почему он… почему он именно Вас попросил?
ШК: Да потому что у меня там был офис, потому что я говорил по-русски, потому что мне… потому что я уже был богатый, состоятельный... не знаю, почему. Я до этого Володю не знал.
ЛЧ: Лично не знали, никогда?
ШК: Ну я знал, что есть Высоцкий, я знал кто такой Высоцкий. Я из Литвы, Каунаса, а где Высоцкий – не знал.
ЛЧ: Угу, угу.
ШК: Я встретил его в аэропорту, несмотря на то, что у него не было визы как таковой…
ЛЧ: Когда это было?
ШК: Надо копаться.
ЛЧ: Ну, хотя бы время года?
ШК: Легко восстановить.
ЛЧ: Это когда он летел на гастроли в США, да?
ШК: Да.
ЛЧ: Угу. Ну, понятно. Не было визы – и что дальше?
ШК: Не было немецкой визы.
ЛЧ: Ага.
ШК: Но мне удалось уговорить, дать документы… У меня была дипломатическая уже карточка в Германии. И мне разрешили забрать его до… на целый день, до вылета вечернего в США.
ЛЧ: Угу. Это было в один день, да?
ШК: Он прилетел утром из Москвы (нрзб) в своё время…
ЛЧ: Ага.
ШК: …а самолёт на Америку летел после. И вот за это время мы пошли с ним: обедали, гуляли, провели вместе и полюбили. Любовь. Просто полюбили по-мужски, симпатии начались. Я отменил свои дела, взял себе самолёт… рейс… билет на этот же рейс…
ЛЧ: На Нью-Йоркский?
ШК: …и полетел с ним в Америку. И был с ним неотрывно по 24 часа вот все эти две недели всех этих гастролей. Я их делал, я их контролировал… Человек, который не рассчитался за последний концерт… я видел случайно его интервью по телевизору… этот Шульман…
ЛЧ: Виктор Львович?
ШК: Виктор, да. Он говорит, что ему привёз Высоцкого Шабтай Калманович. Шабтай фон Калманович.
ЛЧ: Да, он мне то же самое говорил.
ШК: Да. И вот эти две недели я провёл с Высоцким.
ЛЧ: Угу. А кто ещё с вами летел из Франкфурта?
ШК: Никто. Мы летели вдвоём.
ЛЧ: Вдвоём? А Марина как?
ШК: Не было Марины!
ЛЧ: Вот мне Шульман рассказывал, что… что «прилетел, значит, Калманович, Высоцкий, Марина и Бабек».
ШК: Он… всё он врёт! Никакой Марины, никакого Бабека не… Если бы был Бабек, то не было бы Калмановича! Нахуй я ему ну… (обращаясь к Ане) извини, пожалуйста… Зачем я нужен… если бы Бабек мог сам всё делать?!
ЛЧ: Что ж он, придумал, что ли, выходит?
ШК (радостно и ехидно): Угу! Ну, почему «придумал», может, не помнит. Неосторожно судить людей, которые нету и не могут ответить.
ЛЧ: Я несколько раз переспрашивал его: «Да!» – говорит… (нрзб)
ШК: Однозначно! У меня даже где-то остались фотографии, у меня остались… он пел… не было! Больше того… И вот здесь у меня дилемма, здесь начинается… всё положительное вы знаете: он пригласил отказников, которые уже тогда были… генерал… одного изгнали… на концерт в Бруклине специально.
ЛЧ: Угу.
ШК: Специально посадил он его рядом с послом в России и смотрел через дырку, показывал мне: кто первый соскочит со своего места. Там всё было прикольно. Ну, счас давайте выключать. (имеется в виду диктофон – ЛЧ)
ЛЧ: Хорошо1. Счас.
ШК: (нрзб) У меня дилемма: я с Аней… почему я тебе ничего не отвечал… я ещё до сих пор не решил… видишь, я даже начал писать ответы на твою анкету.2
ЛЧ: Угу.
ШК: И я ещё не готов, вот, в отличии там… Шульмана… я не умею говорить полуправду. Я готов, чтобы ваше участие, вашей биографии (если вы пишете книгу) моей не было.
ЛЧ: Мы книгу не пишем.
ШК: А чего?
ЛЧ: Мы не публикуем вообще ничего.
ШК: А чего вы хотите?
ЛЧ: Мы занимаемся биографией. Биографы.
ПЕ: Это всё собирается, понимаете, это идёт в полный подбор биохроники там, буквально: общение, круг общения…
ШК (строго): Для чего?
ЛЧ: Ну, понимаете, биография его так или иначе с творчеством связана. Творчество –первым делом. Потом, всё, что касается сбора материалов… там… нашли какую-то фотографию – она с чем-то соприкоснётся обязательно. Кто-то что-то рассказал – обязательно переплетётся…
ШК: Ну, для чего вы собираете?
ЛЧ: Ну, как…
ШК: Для само?...
ЛЧ: Да нет… нет, нет, не для «само»… а…
ШК: А для чего?
ПЕ: Ну, как бы это объяснить?
ЛЧ: Ну, как для чего!?
ШК: По-русски постарайтесь просто объяснить, как я. Просто рассказать.
ЛЧ: Как бы так, чтоб было понятно?..
ПЕ: Ибо всё нужно для изучения, всё это взаимосвязано.
ШК: Изучение для кого?
ПЕ: Для будущего.
ЛЧ: Да, для будущего.
ШК: Ну хорошо. А как вы оставите для будущего?
ЛЧ: Ну, это всё фиксируется.
ШК: Фиксируется как?
ЛЧ: Ну вот, например, вот так (показывая на диктофон)… там… расшифровки потом делаем.
ШК: И что?
ЛЧ: Ну, как! Ну… Мы не публикуем в основном.
ПЕ: В любом случае, если публикация какие-то… идёт каких-то интервью и так далее… интересных, они всегда согласовываются. То есть, без согласования мы не осуществляем публикаций. Мы полностью готовим текст, но… их очень мало, публикаций, на самом деле… вот, к сожалению, сейчас издатели не заинтересованы.
ШК: Кто-то говорил, что Высоцкий боялся сцены?
ЛЧ: Сцены боялся? Какой сцены? Театральной? Или как…
ШК: Вообще он не выходил на сцену…
ЛЧ: Да нет…
ШК: Что он пользовался наркотиками, говорил кто-нибудь?
ПЕ: Конечно!
ЛЧ: Ну, а как же! Это известно!
ШК: Я не могу переступить, я не хочу, чтобы это исходило от меня.
ЛЧ: Ну, мы разговаривали и с врачами, которые ему это всё доставляли и лечили его от этого. Это всё известно. И в историях болезни это всё отмечено.
ПЕ: Это очень известный факт… это… то есть, может быть, лет 15 назад, действительно, это была тайна, а счас это очень известно.
ШК: Понимаешь… мы выключили, да? (имеется в виду диктофон – ЛЧ)
ЛЧ: Да, да, да, конечно!
ШК: И счас это «of the rec».1
ЛЧ: Угу.
ШК: И… он болел болезнью, которая называлась «боязнь сцены». Видите, кроме меня этого ещё никто не сказал.
ПЕ: А как это проявлялось?
ШК: Не мог. Ты можешь выйти, говорить и выступать перед двумя тысячами, тремя тысячами?
ПЕ: Ну, конечно, здесь. Не можешь выйти.
ЛЧ: Это от настроения может зависеть ещё.
ШК: Нет, (нрзб) это страх. Трясутся коленки…
ЛЧ: Это он сам сказал Вам?
ШК: Это я тебе говорю! Это установлено. Это есть такая болезнь. И поэтому не каждый может выйти и…
ЛЧ: Угу.
ШК: Ты знаешь, что такое разговаривать… вот с двумя мне легко. Так сказать… но неважно, про меня счас не надо (нрзб). И каждый человек может… есть люди, которые могут сниматься только в кино. Они боятся зрителей. Алла Борисовна Пугачёва гипнотизирует зрителя после 6-7 минут. Ей не важно количество. А есть люди, которые боятся зрителей. Они стараются выступать, там, по телевизору. (нрзб) потрясающая певица… счас её последний клип – «Чёрно-белый»… Быстрицкая?
Анна Архипова: Ветлицкая.
ШК: Ветлицкая.
ЛЧ: Угу.
ШК: Вы когда-нибудь были на её концерте?
ЛЧ: Нет.
ПЕ: Нет.
ШК: Вы видели когда-нибудь её концерт? Он, не уколовшись, не мог выходить на сцену.
ЛЧ: Угу.
ШК: Он приехал с уколами советского образца: стеклянные с железякой.
ЛЧ: Ещё во Франкфурте, да?
ШК: В Союзе (нрзб) во Фракфурте – нет. Багаж-то пошёл прямо в Америку!
ЛЧ: Угу.
ШК: А когда мы перелетали, первый раз «Нью-Йорк – Чикаго»… здесь ещё не было, а в Америке уже стояли эти ворота. И он увидел, что идут люди и начинает звенеть.
ЛЧ: Угу.
ШК: Он мне говорит: «А чего это звенит?» Я ему объясняю: «Это на металл».
ЛЧ: Ну, на металл, конечно!
ШК: Он бежит в туалет сбрасывать шприцы. Потому что в них был металл, он говорит (нрзб)
ЛЧ: (нрзб)
ШК: Мы прилетаем в Чикаго, у него нету укола (уколы сделать), и он не может выйти на концерт… А я в Чикаго не знаю никого.
ЛЧ: Ну, Чикаго – это потом уже было.
ШК: После Нью-Йорка мы поехали… полетели в Чикаго.
ЛЧ: Сразу в Чикаго разве?
ШК: Да.
ЛЧ: А не в Бостон?
ШК: Первый перелёт на концерт был… я не знаю… или Бостон? Нет! Чикаго!
ЛЧ: Чикаго?
ШК: Точно знаю, Чикаго, потому что я звонил семье Фрумсона, они нашли медсестру, она прибежала, сделала впрыскивание, и с двухсполовинойчасовым опозданием начали концерт.
ЛЧ: Это в Чикаго, да?
ШК: Да. Я не могу, чтобы это исходило… вот, я долго не хочу, чтобы это нигде не ходило ни в книгах, ни в записях.
ЛЧ: Да это всё уже вышло давным-давно.
ШК: Хорошо. (нрзб)
ЛЧ: (нрзб) А можно счас? (имеется в виду включить диктофон – ЛЧ)
ШК: Не знаю. Хочу ещё подумать.
ЛЧ: А! Ну… Нич… какого здесь секрета.
ШК: Я, знаешь, чего не могу переступить: там лет через 20-30 кто-то будет читать из воспоминания Шабтая фон Калмановича: «Он не мог выйти на концерт, не уколовшись… он выбрасывал уколы…»… Я не утрирую. (нрзб)
ЛЧ: (нрзб)
ШК: Не знаю. Я хотел бы знать, для чего вы это делаете, кому, куда это идёт?
ЛЧ: Это между нами, у нас есть картотека, там…
ШК: «Между нами»? Зачем тогда надо?
ЛЧ: Для истории, для будущего.
ПЕ: Конечно.
ЛЧ: В конечном итоге – для истории всё это.
ПЕ: Тем более, видите, всё это взаимосвязано: счас Вы начинаете рассказывать о гастролях, которые проходили… Вы счас, может быть, точно скажете их последовательность, потому что кроме Вас практически этой информации и не было.
ШК: Я помню, что последним был Лос-Анджелос. Так получилось (нрзб)
ПЕ: Всё-таки, Лос_Анджелес… всё-таки был!
ШК: Последний. Концерт был! А всё равно ведь не заплатили за это…
ЛЧ: Вы счас факты рассказываете…
ШК: Нет, мы… мы… мы соберёмся… я не могу так, я не умею на 15 минут. Я хотел выяснить (вы выяснили у меня, мы познакомились). Мы слетаем счас за границу, я приеду в начале июня, тогда будет много времени, мы посидим и поговорим.
ЛЧ: Угу.
ШК: Последний концерт был точно в Лос-Анджелосе, я его хорошо помню, потому что за него не рассчитались. Нас просто «кинули».
ПЕ: А это как раз вот Шульмана фирма была, которая должна была расплачиваться, вот эта – «Шульвик», да, которая была?
ШК: (утвердительно кивает)
ЛЧ: А мне Шульман говорил, что он ему (это было 25-го января… так же? На день рождения его, день рождения Высоцкого…)
ШК: 24-го?
ЛЧ: 25-го! Шульман мне сказал… и что он подарил ему 500 долларов.
ШК (непонимающе ухмыляясь): Чтобы да ему подарил!
ЛЧ: Он так мне говорил! (смеётся)
ШК: Опять же… видишь, получается (нрзб) Ты знаешь, что мы с (нрзб) с Бабеком подарили ему жёлтый «Мерседес»?
ЛЧ: Жёлтый… Каким образом?
ШК: У него был жёлтый «Мерседес»?
ЛЧ: У него был серебристый…
ШК: Ну, серебристый… жёлтый, да.
ЛЧ: …до самого конца 76-го, он зарегистрирован в июле, а в мае он из ФРГ пригнал спортивный коричневый, 111-ый.
ШК: Ну, не жёлтый, а коричневый. Вот это он пригнал (мы ему подарили) из Германии. И Бабек мне отдал половину денег.
ЛЧ: Угу.
ШК: Он хотел, чтобы был подарок от двоих.
ЛЧ: В подарок что?
ШК: Он хотел, чтобы подарок был от двоих, не только от меня. Он был однажды… и он настоял, отдал мне половину денег. А то, что Шульман подарил 500 долларов… Шульман принёс перед концертом… Ну, опять, я не хочу разборки Шульмана! Что вас интересует?
ЛЧ: Нас интересует больше фактология. Именно фактология (нрзб)
ШК: И следующий тур, если бы не умер, у него был Израиль. Это тоже есть такая (нрзб).
ЛЧ: Счас… (доставая вопросник)
ПЕ: А кто организатор был, Вы не знаете?
ШК: Нет, ничего не состоялось.
ПЕ: Нет, если бы? Кто пытался организовать?
ШК: Никто. Мы ждали от него разрешения (нрзб) друзья высокие, в КГБ.
ПЕ: Очень интересно. Очень интересно. Там ведь была в… в его биографии такой был факт, что ВВ всё-таки приглашали сниматься… израильский кинорежиссёр в своём фильме. Но он отказался, вероятно.
ШК: Не израилец. Это был русский эмигрант… (нрзб)
ПЕ: Я понимаю, я имею в виду, которые уже жили в Израиле.
ШК: …это (нрзб), значит, так… то… я не хочу счас влезать в это, но раз ты тронул, я быстро брошу, в следующий раз вам объясню, как мы встретимся, я объясню более подробно. В Израиле была политика: каждый, доказавший свою специальность – его отправят получить на Гранта правительства Израиля. То есть, если ты был кинорежиссёр, а у тебя – ты приехал – не было денег снимать кино, если ты действительно кинорежиссёр, ты мог получить от Израиля чуть ли не 50% стоимости. Поэтому 12 человек заявили, что они режиссёры и попросили там 100 рублей… сказали, что стоит 100 рублей… правительство должно было им дать 50, и этому 50-ти они бы сняли весь фильм. Всем известно.
ЛЧ: Угу.
ШК: Шесть из них сказали, что они будут снимать фильм с участием Высоцкого. Поэтому, когда я ему рассказал, он задумался и сказал: «Слушай, а кто кроме Миши (по-моему, фамилия Калик… Миша Колик… Миша Калик)… Кто ещё…
ЛЧ: Угу. Калик – есть такой режиссёр.
ШК: …так кто ещё не уехал в Израиль? Я запросил, мне прислали: оказалось, что все остальные врут, они никогда не были режиссёром. Тогда получил приглашение, потому что хотели получить от него положительные ответы, чтобы получить деньги и снять этот фильм. На самом деле, ему по-настоящему никто не дал бы поснимать. Он хотел приехать. Вы ж знаете его настоящую фамилию, вы знаете, что он еврей. Он мечтал, он чувствовал, что… безумно хотел попасть в Иерусалим! Он не мог просто поехать, поэтому мы договорились, что он проверит со своими друзьями в КГБ: выпустят ли его. И если да, я бы ему организовал (мы занимались… там была фальшивая фирма, которая делала концерты). Мы подкрутили Пановых (были такие Валера и Галина… Валерий и Галина Пановы).
ЛЧ: Не слышал.
ШК: Ну… (нрзб) в театре их Киссинджер попросил, мы бы их отпустили. Мы ему делали концерты (нрзб) который счас дёрнул, неважно. Мы не имели отношение, и он должен был здесь договориться: выпустят ли его, и тогда, может быть, всё было.
ЛЧ: Это когда было, в 79-ом тогда (нрзб)?
ШК: Да, уже ближе к (нрзб), и он не успел. В 80-ом.
ЛЧ: Даже в 80-ом году, да?!
ШК: В начале 80-го.
ЛЧ: А вот у меня такая информация есть. Дело в том, что у нас есть такой знакомый, который в Канаде занимается тем же самым примерно, чем и мы здесь. А он, значит, по тем краям. И вот, значит, он общался с неким Ш. Чертоком. Не знаете такого? Ш. Черток. Некоему журналисту Ш. Чертоку (вот я даже выписку сделал) Высоцкий предложил познакомиться с Вами, то есть, с Вами конкретно, и сказал так, что: «у меня в Израиле есть знакомый. Он хотел бы там устроить мой концерт, но я боюсь, что меня обвинят в сионизме. У меня ведь папа еврей!» Насколько это правда?
ШК: Да. Я не знаю, кто он. Я же вам сказал, вы не этого знали! Я же вам сказал (нрзб) Чертек… Он не поэт?
ЛЧ: Журналист!
ШК: Нет, нет, нет. Он хотел (нрзб) его друг… он говорил… он мне говорил, что кроме других причин, он хочет попасть в Иерусалим, потому что там уже уехал его друг, какой-то поэт на букву «Ч»…
ЛЧ: Высоцкий говорил?
ШК: Да. Который (нрзб) помогал ему рифму находить правильно к его песням.
ЛЧ: (недоумённо переглядывается с ПЕ относительно поэта на букву «Ч»)
ШК: Вот ищите.
ЛЧ: А каким образом Вы с Высоцким созванивались? Как вы общались вообще?
ШК: Когда? После или до?
ЛЧ: Ну вот после, когда он здесь был, в стране?
ШК: После того, как он вернулся? Ну, этого я не…
ЛЧ: Как он в Союзе был, после, как вы познакомились?
ШК: Черняк или кто?
ЛЧ: Нет. Высоцкий и Вы как общались вообще?
ШК: Повторите мне...
ПЕ: В последующем.
ЛЧ: Когда Высоцкий был в Союзе, а Вы там. Как?
ШК: (нрзб) до или после поездки в Америку?
ЛЧ: После, конечно. После знакомства.
ШК: После поездки в Америку мы общались, наверно, раза 3 или 4. Но это уже вторая часть. Очень смешная история. Думаю, что все разрешаться. Он позвонил как-то и сказал…
ЛЧ: Позвонил во Франкфурт или в Кёльн?
ШК: Он находил меня или во Франкфурте или в Кёльне…
ЛЧ: То есть, Вы были там и там – одинаково, да?
ШК (кивая): Во Франции, в Кёльне вот… офисы. Мобильного же нет! Ну, можно было зайти, сказать – как здесь: там – Даша, а здесь была Марта, а там была… «Найдите мне Калмановича!» Он попросил принять трёх очень знаменитых людей. Это тоже где-то записано. Он позвонил, сказал, что… он попросил перезвонить, я ему перезвонил через пару дней. Он попросил… он сказал, что: «Слушай, я рассказал про тебя. Здесь никто не верит, что ты богатый, сумасшедший, бросаешься, даришь… со сборной по хоккею – группа поддержки – летят три моих друга:
ЛЧ: Так…
ШК: …Кобзон, Гена Хазанов, покойный Миронов. В Австрию.
ЛЧ: Куда?
ШК: В Австрию.
ПЕ: Абсолютно неизвестный факт!
ЛЧ: Вообще ничего не знаем!
ШК: Он известный. Кобзон его рассказывает на каждом дне рождения. И я приехал в Париж, отгулял… давайте тогда оставим на будущее.
ЛЧ: Угу.
ШК: Ну, вообще пообщались… он…
ЛЧ: Очень странно, но Высоцкий с Хазановым жутко поругались в 79-ом году!
ШК: Да.
ЛЧ: Как он мог его рекомендовать куда-то?
ШК: Он просил меня, просили (нрзб) Бабека принять в Австрии. Это известно, поверь мне! Это известный факт…
ПЕ: Я вас просто (нрзб).
ШК: …ну, просто есть анекдот… ани… агни…
АА: Анекдотичная.
ШК: …анекдотичная последовательность. (еле выговаривая последние два слова)
ВСЕ: (тихо смеются над тем, как ШК путается в сложных для него словах)
ШК: Если я счас наберу Хазанову, он тебе подтвердит. Он помнит (нрзб)
ЛЧ: Я с ним разговаривал – он мне ничего не сказал об этом.
ШК: Когда я тебе расскажу, ты убедишься так же (нрзб). Я ж не знал, что ты скажешь мне про «Калманович хотел ему устраивать (нрзб)». Всё совпадёт один в один!
ЛЧ: Очень интересно!
ПЕ: Ну, просто у нас с Кобзоном пока не было, так сказать, встреч, хотя мы с ним уже пересекались, он оставлял свои телефоны нам… они есть. Просто вопрос времени.
ШК: Хотя он тоже будет (нрзб) те же вопросы: «А зачем это надо?»
ПЕ: Ну…
ЛЧ: У меня есть договорённость, мы договорились с ним…
ШК: На самом деле, Кобзон его хоронил, похороны взял на себя Кобзон.
ПЕ: Да, это мы знаем.
ЛЧ: А хотя бы вот, набросками, чтоб нам было…
ШК: Это был момент ненависти уже к Марине Влади.
ПЕ: Он, по-моему, и счас к ней достаточно агрессивен.
ШК: Нет, я говорю про Высоцкого.
ПЕ: А, о Высоцком!
ШК: Это было как прикрытием для любви. Вот ему здесь в КГБ, ему ездить за границу. Больше у меня… Любил безумно эту русскую девчонку. Подарки (нрзб) покупали только ей… пальчики… Всё, ребята! Вы поняли, если (нрзб)
ЛЧ: Хотя бы можно, пару набросков? Вообще, города, где Вы с ним виделись?
ШК: Весь тур! Все две недели в Америке.
ЛЧ: Хорошо. Значит, а (нрзб)
ШК: (нрзб) мы жили в той же гостинице, в тёплых номерах. После концерта мы сидели вместе, он не мог успокаиваться, он открывал бутылку водки, сделал укол… Я не могу ещё всё… Всё!
ЛЧ: Угу.
ШК: Мы познакомились (нрзб). У меня же где-то в Израиле есть записи!
ЛЧ: Записи?
ШК: Угу.
ЛЧ: Американские?
ШК: Да. Не только концертов. Вот после концерта мы садились это самое… он брал гитару и…
ЛЧ: Это же вот эти вот, как… закулисные?
ШК: Да, закулисные! У моей сестры. Я помню, она (нрзб)
ЛЧ: А Вы не могли бы привезти их?
ШК: Я не знаю. Я поищу.
ПЕ: Хотя бы даже…
ШК: У меня есть от него фотографии… вот у папы должно быть (нрзб) он мне написал (нрзб)
ЛЧ: Вот интересно! Вы же говорили, что автограф был у Вас, да?
ШК: Не только автограф. Он мне написал на фотографии: «Шабтаю! Добро…»… или «Ты добрейший!»… Прямо на фотографии.
ЛЧ: Угу.
ПЕ: А Вы когда в Кёльне… ещё последний можно вопрос? В апреле… Вы не были… Вы не были на его выступлении, когда он в Кёльне, апрельские?
ШК: Даже больше, после поездки (нрзб)
ПЕ: (нрзб) в каком-то представительстве там якобы или как раз у Бабека где-то было…
ШК: После двух недель… А! Да! У Бабека я ж ещё был! Это не представительство, у зубного врача – Марины…
ПЕ: У Белаковски, я знаю, это в Бонне, вроде было у неё…
ШК: Не, (нрзб) но было Кёльн (нрзб) Марина Белаковски! Да.
ПЕ: У Белаковски всё-таки было?
ЛЧ: Неля, может быть?
ШК: Неля, да. Дочь у неё – Ира… Нелли – это мама, а дочка – Марина. Она счас жена у адвоката с бабочкой. А Нелли живёт в Париже, по-моему, да? (обращаясь к Ане)
ПЕ: По-моему, там. В общем, она здесь счас какое-то дело своё открыла… (нрзб) её показывают.
ШК: Траву продаёт. Траву.
ПЕ: Ну, я не знаю, что…
ШК: Это она!
ЛЧ (ехидно, с намёком): Какую траву?
ШК: (нрзб) удобрение… не-не… (в ответ на реплику ЛЧ о траве). С бабочкой адвокат, ты помнишь? Его жену Марину ты помнишь? Полненькая такая… (обращаясь к Ане). Вот это у них дома. Мама была зубной врач…
ПЕ: Это как раз в апреле где-то и было. И там компания такая немногочисленная была, человек, наверно, 20-25, не больше.
ШК: Шацман.
ПЕ: Да?
ЛЧ: Шацман был?
ШК: Ну, там были Шацманы, Фрумсон уже появился, да?
ПЕ: Да?
ШК: Всё! (намекая, что пора расставаться)
ЛЧ: Увидимся в июне.
ШК: Всё!
ПЕ: Хорошо. Спасибо.
ЛЧ: А как Вам… как Вам звонить, по этому же телефону?
ШК: Счас она спросит, сколько мне лет – и она меня бросит. (говорит ЛЧ и ПЕ, обнимая Аню и имея в виду что это она его бросит).
ЛЧ: Ха-ха-ха-ха…
ШК: Всего доброго!
ЛЧ: Всего доброго!
ШК: Дашка! Вот это те ребята по Высоцкому.
Даша (секретарь): Угу.
ШК: Я думаю (нрзб) четвёртое (нрзб)
Даша (секретарь): Хорошо.
ЛЧ: Значит, нам звонить с какого?
ШК: Даша (нрзб)
Даша (секретарь): С 4-го.
ЛЧ: А?
Даша (секретарь): С 4-го.
ЛЧ: С 4-го и дальше, да?
ПЕ: Хорошо. Спасибо. Было очень приятно познакомиться…
ЛЧ: Большое спасибо!
ПЕ: До свидания.
ШК: До свидания. Как звали… Как настоящая фамилия Высоцкого?
ЛЧ: Нет, на самом деле… у нас домовые книги всей родни есть!
ШК: А я вам покажу его фамилию. Значит, его фамилия была Шуцман. Паспорт… Когда мы оформляли визу, он же не умел писать… (надо понимать, на иврите – ЛЧ)
ЛЧ: А! Вот в чём дело!
ШК: Ну, конечно. Писать, когда улетали в Америку, надо было заполнять эту хуйню – он же еврей!
ЛЧ: Угу.
ШК: И там вопросы: «Фамилия?… была ли до этого другая фамилия?» Это когда я летаю в Америку, я пишу «фон Калманович». Да? (нрзб) вопрос: «А фамилия до?» – я пишу: «фон Калманавичюс». Потому что в Литве была Калманавичюс.
ЛЧ: Угу. Угу.
ШК: И вот, когда я спросил его: «Володя, а у тебя была другая фамилия?», он говорит: «Да. Только я поменяю (нрзб) там уже Шуцман».
ЛЧ: Шуц-ман? Для нас это (нрзб)
ПЕ: У нас есть (нрзб) дореволюционные (нрзб).
ШК: Шуцман. Шуцман.
ЛЧ: Удивительно. Удивительно! Ну ладно… в общем…
ШК: Когда я брал у него документы для Израиля на случай, если «да»… он мне рукой моей написал – я тебе найду! (нрзб) Он написал: «Володя… Владимир…» (нрзб)
ЛЧ: Шуцман.
ПЕ: Ну всё, спасибо! Всего доброго! До свидания!
ШК: Всего доброго!
ЛЧ: Всего доброго! До свидания!
ПЕ: До свидания! Спасибо!

Г. Москва Красная Пресня
25.05.2004
В этот раз я отправился к Калмановичу один. Он то и дело отвлекался на разговоры с секретарями, своим другом и на беседы по телефону, из-за чего никак не мог сосредоточиться, и по всему видно, что он не очень хочет поддерживать со мной разговор, и даже выпроводил меня раньше времени.

Калманович Шабтай Генрихович

Шабтай Калманович: …он главный библио… как?
Лиля: Да?
Лев Черняк: Биограф!
ШК: Биограф Высоцкого.
ЛЧ: Библиограф – который собирает публикации.
Лиля: Угу.
ЛЧ: Можно сюда, да?
ШК: Да. Девчонки, попробуйте найти мне этого Александра Чернова. Или попробуйте его жену. Только недолго, умоляю. (нрзб) времени. (обращаясь к ЛЧ)
ЛЧ: Сколько успеем, да?
ШК: Угу.
ЛЧ: Я сюда поставлю, чтоб (нрзб) записалось. Можно, да?
ШК: Угу.
ЛЧ: А ведь Высоцкий и раньше был в ФРГ: вот в 78-ом он даже машину на ремонт ставил на два месяца… Почему…
ШК: Я не знал его.
ЛЧ: Почему, Вы ж там были, в Кёльне, нет, в то время – в 78-ом?
ШК: Я работал в Германии, но я не знал (нрзб). Я ж ещё раз говорю, меня попросил его встретить Бабек, у которого сорвался план…
ЛЧ: Ну, понятно.
ШК: …встретить его в аэропорту во Франкфурте, когда он летел на гастроли в США.
ЛЧ: Угу. А вот Шульман мне говорил, что Вас встретил в Израиле осенью-78-го и попросил Вас вести переговоры с ним.
ШК: О чём?
ЛЧ: С Фрумзо… ну, о предстоящих гастролях.
ШК: Может быть. Может быть. Но я не противоречу себе!
ЛЧ: Угу.
ШК: Ты говоришь про «вести переговоры», а я говорю – когда я впервые познакомился с Высоцким.
ЛЧ: Ну, Вы не звонили ему до этого, нет?
ШК: Кому?
ЛЧ: Высоцкому не звонили?
ШК: Лично? Нет!
ЛЧ: Или с Фрумзоном не обсуждали… (нрзб)
ШК: С Фрумсоном – да! С Фрумсоном – да! С Бабеком…
ЛЧ: (нрзб) до приезда?
ШК: Да! Да! Да!
ЛЧ: Угу. Это было?
ШК: Да. Но я не был знаком с Высоцким.
ЛЧ: А-а-а!
ШК: Он меня спросил, когда я познакомился с Высоцким.
ЛЧ: Но Вы Высоцкому не звонили до этого? Вообще, голоса его не слышали?
ШК: Сюда?
ЛЧ: Ну да, сюда.
ШК: Не слышал. Точка!
ЛЧ: Угу. А Вы знали, что Высоцкий прилетал в Штаты в августе 78-го и с Шульманом разговаривал уже о гастролях?
ШК: Не-а!
ЛЧ: Ничего не говорил Вам?
ШК: Думаю, что это не так. Потому что когда я ему заполнял анкету, откуда я знал, что фамилия Высоцкого – Шуцман!?
ЛЧ: Угу.
ШК: Ты проверил? Это правильно? (хлопая ЛЧ по плечу)
ЛЧ: Да нет таких сведений вообще нигде!
ШК: А! (Победоносно)
ЛЧ: Нет такого. (пауза в записи)
ШК: Потом наберёт… потом соедините со мной. Да, ни почему…
ЛЧ: Вы не знакомы с Нахамкиным с Эдиком?
ШК: С кем?
ЛЧ: Нахамкин Эдик – не знаете такого? Шемякина человек (нрзб).
ШК: (нрзб) (смысл такой, что ШК его не знает)
ЛЧ: Угу. А кто был вообще основным организатором гастролей?
ШК: В США?
ЛЧ: Да.
ШК: Вот этот Шульман.
ЛЧ: Он был основным, да? А Вы в каком качестве…
ШК: (нрзб)
ЛЧ: …в каком качестве Вы выступали? Вы пр… случайно попались – вот из-за этого?
ШК: Случайно попался. Я уже торговал, я уже оговорил условия, я уже поднял на «трёшку», я уже гарантировал оплату…
ЛЧ: Что такое «на «трёшку» поднять»?
ШК: Три тыщи долларов за… за концерт.
ЛЧ: А!
ШК: Это тоже не надо, я уже не заявил здесь.
ЛЧ: Ну…
ШК: Хотя никто из налоговой не придёт. Я помню, во-первых, это всё были левые какие-то деньги.
ЛЧ: Угу.
ШК: Поэтому мы не могли требовать…
Секретарша: Ключики отдам?
ШК: А?
Секретарша: Ключи давать?
ШК (отвечая секретарше): Выгнать тебя или пос… дать тебе пиздюлей? Или минет? Одно из трёх!? Набери мне Чухлебова. Но до того, как ты соединяешь, продиктуйте ему телефон Чернова! Тяжело я говорю?
ЛЧ: Значит, а Высоцкий багаж получил только в Нью-Йорке?
ШК: Ты записываешь всё это? С матом тоже будет?
ЛЧ: Да я ж не буду по радио пускать это!
ШК: Потрясающе, да?!
ЛЧ: Он багаж только в Нью-Йорке получил?
ШК: Да.
ЛЧ: То есть, он там был транзитом… как, ну…
ШК: Нет, в Нью-Йорке не было транзита! Во Франкфурте он был транзитом!
ЛЧ: Да, да, да!
ШК: Багаж он получил в Нью-Йорке.
ЛЧ: А Вы говорили, что там чего-то с визой у него было. Как это? Могли не выпустить из аэропорта или что?
ШК: У него не было немецкой визы.
ЛЧ: И что он был должен делать?
ШК: Ничего. Я дал (нрзб), я договорился, я дал свой паспорт в залог. Я был аккредитованный дипломат африканской страны в ФРГ.
ЛЧ: Ага!
ШК: Поэтому ко мне было другое отношение. Поэтому я дал им свою дипломатическую карточку и убедил немцев выпустить его… я показал: «Вот, видите, вот он прилетел, а вот – билет: он улетает вечером на Нью-Йорк…
ЛЧ: Угу.
ШК: …ну, чего будете его держать, там, шесть-семь-восемь часов в аэропорту?!» И мы с ним вышли.
ЛЧ: А так бы он не вышел, сидел бы в аэропорту?
ШК: Да!
ЛЧ: Угу. А багаж, значит, получил только в Нью-Йорке он?
ШК: Да! А так не помню… как (нрзб)
ЛЧ: Много вещей у него было?
ШК: Ф-ф-у!!! Отстань! Ну, ка… и кто обращал внимание!?
ЛЧ: Видимо, немного их у него было… Во сколько примерно вылетели из Франкфурта?
ШК: Ты ненормальный!
ЛЧ: День, вечер?
ШК: Сколько лет, 18 прошло? 16? 26 лет!
ЛЧ: 25. 25.
ШК: Слышишь, ты можешь вспомнить, как (нрзб) 25 лет тому назад ты выехал? Одно точно – я был опьянён им! Там ещё где-то летала какая-то сборная… мы встретили, по-моему, СССР… по какому-то виду спорта. Они все бросились на него.
ЛЧ: Во Франкфурте?
ШК: Да. В аэропорту, да.
ЛЧ: Когда улетали или когда он прилетел?
ШК: Он – в Америку, а о… они летели на... по пути обратно в СССР.
ЛЧ: А-а! А откуда – не помните?
ШК: Не помню.
ЛЧ: А в Нью-Йорк, вот, Шульман говорит, что вы утром прилетели. Да?
ШК: 99 процентов. Потому что до сих пор (чтоб ты знал) трансатлантические рейсы…
ЛЧ: Угу.
ШК: …они специально так сделаны, чтобы прилетать туда утром, вылетать отсюда после обеда вечером.
ЛЧ: «Отсюда» – в смысле, из Москвы?
ШК: Из Европы. Москва (нрзб) так построено. (телефонный звонок) «Алё!»
Секретарь: Чухлебов!
ШК (сняв трубку): Да! (пауза в записи)
ЛЧ: А почему он именно через Франкфурт летел? Какие-то дела у него там были?
ШК: Не знаю. Не-а!
ЛЧ: Или так обязательно было в то время?
ШК: Не знаю. Я не участвовал в покупке билета. Может, Бабек так ему купил, может, у Бабека были лучше связи с LUFTHANSA.
ЛЧ: Угу.
ШК: Получал дешевле билеты… миллион объяснений!
ЛЧ: (нрзб) что мог Бабек купить ему билеты?
ШК: Мог.
ЛЧ: А как имя-отчество Фрумсона?
ШК: Счас скажу тебе. Покойного… У! Уже сколько лет прошло… (шёпотом)
ЛЧ: Фрумсон или Фрумзон всё-таки?
ШК: Фрум-сон!
ЛЧ: Через «с»?
ШК: Немцы… да, немцы произносят через «з».
ЛЧ: Ну, он же эмигрант, всё-таки был советский.
ШК: Да. Он ещё и туристом приезжал.
ЛЧ: Угу.
ШК: (нрзб) (обращаясь к Лиле)
Лиля: Угу.
ЛЧ: Вы билет взяли себе тут же, в аэропорту?
ШК: Да.
ЛЧ: За свои деньги?
ШК: Представляешь, я ещё… я ему поменял класс. (обращаясь к Лиле) Я… меня попросили встретить, чтоб ты понимала. Здесь был такой Бабек. Ты не застала? Ты молода? Я вчера смотрел четвёртую серию (случайно) фильма Говорухина днём по теле… (или позавчера) «Место встречи изменить нельзя». И там играет девчонка, когда он заходит в ресторан, его все поджидают…
ЛЧ: Наташа Петрова.
ШК: Наташка играет… с такой коляской…
Лиля: Угу…
ШК: …это была жена Бабека. Он был тос, который работал. Он работал в Советском Союзе, у него были офисы в Германии. И он меня попросил встретить утром и проводить в США Высоцкого.
Лиля: Угу.
ШК: И за пару часов мы полюбили друг друга. Я говорю не так (изображает жестом интимную дружбу – ЛЧ). Я отменил все планы и улетел. Вот меня пытает, каким классом. Отвечаю. Первым я улетел. Тогда ещё был первый класс.
ЛЧ: Без проблем взяли билет, да, в итоге?
ШК: Во Франкфурте? Ты был когда-нибудь за границей?
ЛЧ: Нет.
ШК: За сегодня берёшь билет без проблем, достаёшь кредитную карточку…
ЛЧ: И Вы поменяли класс на это же время (нрзб)?
ШК: Я ему доплатил, его пересадил к себе и мы вместе первым классом улетели этим же рейсом из Франкфурта в Нью-Йорк.
ЛЧ: То есть, это было Вашим решением?
ШК: Мне лететь? Конечно!
ЛЧ: А как он к этому отнёсся?
ШК: Очень положительно!
ЛЧ: Угу.
ШК: Он почувствовал безопасность, он почувствовал человека рядом, который может верить. Он же не знал язык. (телефонный звонок) Да!
Секретарша по селектору: Аня.
ШК: Да! Да, Анечка!
Анна Архипова: А… Любимый! (пауза в записи)
ЛЧ: А какие ещё Высоцкий документы оформлял во Франкфурте?
ШК: Отстань от меня. Ну, что за дурацкие вопросы! Какие оформляет человек документы на…
ЛЧ: Вроде ничего ж, там всё было нормально!
ШК: Во Франкфурте он не оформлял ничего.
ЛЧ: Угу.
ШК: Во Франкфурте был транзитом неофициально.
ЛЧ: А что Вы говорите «он почувствовал себя в безопасности»? А что было такого?
ШК: В безопасности физической. Если ты счас приедешь во Франкфурт, ты удобно почувствуешь себя? (обращаясь к входящему мужчине) Заходи, Мишка! Ты не знаешь языка, ты никого не знаешь… а вдруг есть человек, которому ты можешь доверять. С языком…(телефонный звонок)
ЛЧ: Угу.
ШК (в телефон) : Да!
Секретарша: Елена Эдуардовна…
ЛЧ: А когда ему пришла идея ехать в Израиль? Это там же было, сразу?
ШК: Уф! Биограф Высоцкого. (обращаясь к только что вошедшему мужчине)
Михаил: Михаил.
ЛЧ: Очень хорошо!
ШК: Израиль… ну, сколько? Дня три-четыре он меня наслушался… и появилась идея.
ЛЧ: А что именно?
ШК: Она обрастала… Ну, я же был… в основном жил в Израиле!
ЛЧ: А что Вы ему рассказывали? Почему…
ШК: Про Израиль. Всё!
ЛЧ: А почему он захотел туда ехать?
ШК: Почему? Потому что я интересно рассказывал, потому что он еврей, потому что его фамилия – Шуцман. И ты, биограф, не знаешь этого. А я знаю!
ЛЧ: Ничем не подтверждается!
ШК: Ноль!
ЛЧ: А какая-то бумажка у него была, что подтверждала, что он – Шуцман?
ШК: Я тебе говорю ещё раз. Я не знаю, как это восстановить… можно найти в США эмиграционную карточку? (обращаясь к Михаилу)
Михаил: В США?
ШК: Угу. Мы летали… какой год? 25 лет тому назад!
ЛЧ: В 79-ом, январь.
Михаил: Ну, это не значит (нрзб) что в архивах у них наверняка есть! (нрзб) его фамилия?
ШК: Шацман…
ЛЧ: Так Шацман или Шуцман?
ШК: Шуцман!
ЛЧ: Шуцман всё-таки?
ШК: Шацман – это лётчик был. Шуцман!
ЛЧ: Он Вам сам это сказал, что он – Шуцман?
ШК: Мы заполняли… я ж тебе объясняю… я ему там написал…
Михаил: (нрзб) ты заполнял, если паспорт был на такую фамилию!
ШК: Но что-то было – Шуцман.
Михаил: Если заполняли вы эмиграционную карту, то есть (нрзб)
ШК: Поищи! Мне это безумно интересно!
ЛЧ: Есть все паспорта, но там нет никакого Шуцмана!
ШК: Ещё! Когда он мне писал… я не найду – это мой папа (нрзб)
ЛЧ: А почему он не под своей фамилией, под известной?
ШК: Это ты мне объясняй, ты его биограф. Я в другой профессии. Когда мы договорились, что я ему делаю вызов, чтобы получить разрешение ехать в Израиль…
ЛЧ: Угу.
ШК: …и у него был какой-то… его все любили, но у него был типа патрон, типа патропус в КГБ, который был в него влюблён до охуения!
ЛЧ: Именно в КГБ, не в ОВИРе?
ШК: В КГБ!
ЛЧ: Угу.
ШК: Он ему звонил, он его попросил разрешения… разрешения пригласить на концерт… это был отказник… ух ты! генерал…
Михаил: (нрзб)
ШК: Нет, нет. Политик был в Нью-Йорке. Он разрешил ему, он пригласил и посадил рядом с послом – в жизни не забуду! И смеялся из-за кулис.
ЛЧ: Кто смеялся?
ШК: Высоцкий. Высоцкому позвонил посол… нет! Высоцкому сказал Шульман, что на концерте будет посол Советского Союза.
ЛЧ: Не Степаков его фамилия?
ШК: Не знаю. Не помню. А потом ему позвонили и говорят: «Диссидент такой-то, которого выгнали из России, просит два билета с женой. Он попросил набрать здесь. Я говорю: «Кому ты звонишь?» Он говорит: «Я звоню моему… моей палочке-выручалочке… такое что-то сказал, в КГБ. Он меня любит, и вот благодаря ему я выезжаю за границу». Потому что все думали, что это благодаря Влади… «…вот если б не он, меня бы никто не выпускал. Он за меня ручается, меня выпускают!» Он ему… соединился с ним. Он поболтал в сторонке, положил трубку, и говорит: «Дайте два билета и посадите рядом с послом корпусным. Там был прикол.
ЛЧ: А это где было, в каком городе?
ШК: Это было в школе, в Бруклине, где он выступал первый концерт.
ЛЧ: Да.
ШК: Да?
ЛЧ: Да! Первый концерт был в Бруклине.
ШК: Так я биограф или ты биограф? (нрзб) из-за кулис смотрели…
ЛЧ: Там очень много спорных моментов: по… по… э… как она называется? По афише одно было, на самом деле он там некоторые места отменил. В Торонто (нрзб)
ШК: Он отменил один концерт…
ЛЧ: Какой?
ШК: …и поэтому нам пидор Шульман недодал три тыщи в Лос-Анджелесе.
Михаил: Шульман – это толстый, который (нрзб)?
ШК: Виктор. Я его с тех пор не видел.
ЛЧ: А какой концерт отменил?
ШК: Правильно, он отменил один концерт. Он приехал на десять концертов за две недели. И один концерт… мы не доехали поездом куда-то.
ЛЧ: Поездом?
ШК: Или была нелётная погода… Он один концерт отменил.
ЛЧ: В Балтиморе?
ШК: Пришёл Шульман, говорит: «Я не буду платить!» Я говорю: «Слушай, мы договорились, что если отменяется концерт не по его вине…
ЛЧ: Угу.
ШК: …это ж не то, что он там с женщиной или опился, не хочет пить… ты обещал тридцатку? Ты должен дать тридцатку!»
ЛЧ: Это как он мне объяснял: «Он в Балтимор бы прилетел, если б не загулял. А прилетел только в Детройт после Балтимора».
ШК: Он не прилетел, потому что была нелётная погода. Мы даже не могли… остановился поезд… мы ехали на каком-то… жуткий снег был… пиздит! И мы не выходили на концерт в Лос-Анджелосе. Я говорю: «Ты не идёшь… пока ты не дашь три тыщи долларов, которые ты нам должен за тот концерт…» И он меня просто исполнил. Он достал такую сумку, говорит: «Видишь, вот – по доллару, по два – мне дали за билеты, я только снял кассу. Я ж вам не буду давать по доллару, по два. Я счас поменяю и я вам принесу.
ЛЧ: Угу.
ШК: И мы больше… никогда в жизни Шульмана я не видел. Закончился концерт – Шульмана нет! Я уже был богатый парень…
Михаил: Это был последний концерт?
ШК: У?
Михаил: Это был последний концерт?
ШК: Последний концерт в Лос-Анджелесе. Мы поехали в какой-то русский ресторан… я ему сказал: «Ты не переживай, Володь!»
ЛЧ: А что там за молодой парень был – эмигрант русский?
ШК: (нрзб)
ЛЧ: Который помогал стол накрывать… что-то такое?
ШК: Где?
ЛЧ: Ну, то ли в ресторане, то ли в гостинице… я не знаю.
ШК: (Делает жест, что, вроде, никакого парня не знает) Не помню.
ЛЧ: Угу… А ещё мне Шульман говорил, что, вот, когда вы были во Франкфурте, когда вы летели ещё транзитом, Вы там концерт ему сделали. «Билеты были дорогие и поэтому он народ не собрал».
ШК: Где ему сделали?
ЛЧ: Во Франкфурте вот Вы сделали концерт ему такой… ну, может, для нескольких человек, может быть, я не знаю – это как он мне объяснил.
ШК: Я не мог. Ну, если концерт для нескольких человек, так какие билеты!
ЛЧ: Ну, не для нескольких… может там, для пятидесяти человек, скажем так…
ШК: Никак! Там, может быть, был… на обратном каком-то пути мы делали что-то с еврейской общиной для того, чтоб получить приглашение на Израиль. И… нам тогда ни денег, никаких концертов ни…
ЛЧ: Вы говорите «может быть, сделали концерт»?
ШК: (нрзб) мы были во Франкфурт для того, чтоб получить бумажку на приглашение на гастроли в Израиль.
ЛЧ: На обратном пути?
ШК: Нет, по-моему, туда… не помню! Не помню!
ЛЧ: Угу.
ШК: Давай, всё, мне надоело!
Михаил: Да, да.
ЛЧ: Ну, вопросов-то очень много. Очень много! Я счас просто уезжаю на всё лето. Может, как-нибудь осенью?
ШК: Мы встречаемся с тобой не в первый раз. Выключи!
ЛЧ: Угу. (Диктофон выключен. Идёт диалог между ШК и Михаилом. ШК вспоминает как в аэропорту Нью-Йорка ВВ побежал выкидывать шприцы, потому что у шприцов были металлические элементы. Михаил удивляется: зачем ВВ тащил с собой шприцы в США?)
ЛЧ: Я хочу показать Вам… чтобы обязательно это записалось. (показывает фото из книги Утевского) «Высоцкий в Кёльне у Леонида и Галины Бабушкиных (1978) Не знаете Вы этих людей? Значит, вот эти две фотографии… Это вот в Кёльне у друзей. Не знаете?
ШК: Да, конечно!
ЛЧ: А кто это?
ШК: Он здесь, он в Москве, ты его можешь найти, у него есть банк.
Михаил: (нрзб)
ШК: Нет, нет…
ЛЧ: Бабушкин?
ШК: Да! (нрзб) это – Бабушкин! Как он поменялся!
ЛЧ: Угу. Вы счас знаете их, нет?
ШК: Что?
ЛЧ: Счас общаетесь с ними, да?
ШК: Нет, я давно не общаюсь. Она счас тоже очень толстая. (рассматривая нынешнюю фотографию Галины Бабушкиной – ЛЧ)
ЛЧ: Там где-то есть фотография, где она счас… как она выглядит.
ШК: (нрзб)
ЛЧ: Да, это ксерокс.
ШК: Да, да, да, да.
ЛЧ: Можно было качественнее.
ШК: Здесь он (нрзб)
ЛЧ: Да почему? Это опубликовано. А этих Вы знаете? Второй лист.
ШК: Знаю! Ну, это его жена, это Наташа Бабек.
ЛЧ: Наташа?
ШК: Бабек! Бабек!
ЛЧ: Нет, не Бабек. Нет.
ШК: Ну, как это нет? Ты что! Это Бабека жена – Наташа! (нрзб)
ЛЧ: Да?
ШК: (нрзб) Ну, конечно!
ЛЧ: Интересно!
ШК: А ты за кого принимал?
ЛЧ: А там, вообще, из торонтовских друзей, говорят что.
ШК: Значит, очень похожа.
ЛЧ: Хм! Интересно.
ШК: Не знаю.
ЛЧ: А здесь вот?
ШК: Нихуя не вижу.
ЛЧ (показывая фотографию с концерта в Квинз колледже): С магнитофончиком – это не Вы там сидите?
ШК: Это же вот у Белаковской дома, да?
ЛЧ: Нет, это… это в Квинсе, второй концерт в Нью-Йорке.
ШК: А я не вижу.
Михаил: Свет зажги.
ШК (зажигая лампу): Блядь!
ЛЧ: Вот который с магнитофоном, очень на Вас похож.
ШК: А где магнитофон ты видишь?
ЛЧ: Ну, вот, на коленках держит, в белой рубашке.
ШК: С усами?
ЛЧ: Да.
ШК: Да нет. У меня тогда не было усов. Нет.
ЛЧ: Вы ж на всех концертах были, да?
ШК: У?
ЛЧ: На всех концертах Вы были, да?
ШК: Да! Я был на всех концертах!
Михаил: А Шульман ещё существует?
ЛЧ: Да, приезжает часто.
Михаил: Сюда?
ЛЧ: Да.
Михаил: В качестве?
ЛЧ: А я не знаю, чего-то какие-то дела у него здесь.
ШК: Представляешь, какая жизнь (нрзб)?
Михаил: Открыла санаторий (нрзб) там, слышал эту историю?
ШК: Угу.
Михаил: Для русских… (нрзб) лет 10 назад, и местные (нрзб) в Америке устроил скандал (нрзб) русских пьяниц… чем заканчивается русский собантуй.
ЛЧ: Угу.
Михаил: Он сказал, что он даст городу, и сделает там профилакторий для наркоманов. И тогда все сразу согласились, что лучше русские пьяницы, чем американские наркоманы.
ШК: Да, у меня с памятью хуёво. А у тебя нету фотографии Наташи?
ЛЧ: Наташи нету. Отдельно нет. Это вот с книжки, где Утевский публиковал…
ШК: Я не знаю, кто такой Утевский. (нрзб) Утевский.
ЛЧ: А Вы с собой из Франкфурта магнитофон взяли в дорогу, да?
ШК: Нет. Мы в Америке после какого-то концерта, после какого-то очередного мы сидели всю ночь с девчонками, он брал гитару и не мог успокоиться.
Михаил: После концерта он ещё пел (нрзб)?
ШК: Он… он не мог выйти на концерт, не уколовшись. Боялся сцены.
Михаил: И после всего…
ШК: Он боялся сцены. И он… я знаю, что я в одиночестве. Он боялся сцены! Точка!
ЛЧ: А где Вы…
ШК: Поэтому ему надо было уколоться.
ЛЧ: А где Вы магнитофон купили, в каком городе? Не в первый же день?
ШК: Там меня нет. Не первых (нрзб) в самом Чикаго мы взяли магнитофон.
ЛЧ: В Чикаго только, да?
ШК: После вот этого концерта, с большой задержкой.
ЛЧ: Угу. И вот только с этого момента Вы начали записывать его? Все концерты? Или как?
ШК: Нет. Концерты записывал Шульман. Он мне давал…
ЛЧ: Шульман записывал?
ШК: …у тевти… техники я за деньги взял пару записей концертов, у техников Шульмана. Но это были не концерты, это были записи, которые…
ЛЧ: Для узкого круга?
ШК: Очень узкого, там было человек шесть-семь. После концерта, ещё действовала эта хуйня, он выпивал бутылочку водки, хорошо закусывал… чёлочку обязательно…
ЛЧ: Именно водки?
ШК: Именно бутылку водки.
ЛЧ: И Вы записывали только вот эти домашние, так сказать?
ШК: У меня были записи этого концерта. Надо обязательно найти в Израиле!
ЛЧ: Вы… Вы только один раз его записывали?
ШК: Я буду в Израиле. Я лично записывал один раз в Чикаго. После вот этого задержанного концерта. Большие бобины, потом переписал…
ЛЧ: В гостинице, да?
ШК: Да.
ЛЧ: Только в Чикаго, да? Вы сможете найти эту кассету?
ШК: Не знаю. Там была не одна, там несколько кассет было. Потому что мне ещё дали записи концертов…
ЛЧ: Ах! Вот чего! То есть, у Вас были первые копи с оригиналов, так сказать? Всех…
ШК: Потом меня попросил Фрейлих, он хотел выпустить. Я не давал никому (нрзб)
ЛЧ: Что он дал?
ШК: В Израиле был такой парень – Виктор Фрейлих. Он меня попросил, он делал в Израиле пластинки.
ЛЧ: Фрей…
ШК: Фрейлих. Он (нрзб)… он занимался концертами, он был импресарио.
ЛЧ: А то, что Вы говорили, какой-то поэт был в Израиле…
ШК: Да!
ЛЧ: …это – Игорь Черноусан, видимо?
ШК: Нет. Как?
ЛЧ: Черноусан?
ШК: Это по-русски, а там как? Нет. (нрзб)
ЛЧ: Черноусан – он здесь был.
ШК: А кто приехал (нрзб) в Израиль?
ЛЧ: Я даже не знаю… я даже не знаю, уехал он или нет, но эмигрировал если Игорь, то Губерман тогда. Другого Игоря там нет.
ШК: Я не говорил тебе «Игорь».
ЛЧ: Вы сказали: «Игорь на букву «Ч»».
ШК: Я помню, что у нас были телефонные разборки…
Михаил: (нрзб)
ШК: (нрзб)
Михаил: Вот этот.
ШК:. Для него начал (нрзб) полит в Израиль ещё одна из причин. Потому что я говорю, почему Израиль? Он хотел в Израиле разобраться с поэтом, который говорил в Израиле по приезду, что он писал стихи Высоцкому. И он хотел приехать и интеллектуально разобраться с ним и доказать, что это – неправда. Что всего лишь какой-то один раз он помог стих написать. А тот в Израиле заявлял: «Чего вы боготворите Высоцкого? Это мои стихи!»
ЛЧ: Но факт, что они были знакомы?
ШК: Очень да!
ЛЧ: Угу. А хотя бы на что фамилия была похожа?
ШК: Нельзя. Я знаю, что он пошёл работать то ли на русское радио, или в русскую газету.
ЛЧ: Угу. А из Франкфурта в Нью-Йорк вы летели беспосадочным полёт… перелёт беспосадочный был?
ШК: Без. Всё! Отстань! Хватит!
ЛЧ: А может быть, через почту я Вам буду вопросы задавать?
ШК: Электронной? Давай, пожалуйста! Мне легче!
ЛЧ: Да?
ШК: Потому что я работаю по ночам…
ЛЧ: Конечно, а что…
ШК: Счас мне жалко времени…
ЛЧ: Что ж тогда я Вас мучаю (нрзб)?
ШК: А чего ты противился, что это жена…
ЛЧ: Чего?
ШК: …Бабека?
ЛЧ: Возможно. Возможно, но как бы там другая информация. Я у Толи переспрошу, чего он там публиковал. Он её тоже знает, поэтому… А фотография с автографом здесь у Вас?
ШК: Не-а! Дома у папы. Наберите мне папу в Израиле! (кричит секретарям) Огромная фотография. Мы её поставили… папа поставил её в рамочку…
ЛЧ: А фотография откуда взялась?
ШК: Из Нью-Йорка, из Америки.
ЛЧ: Там… там распечатали?
ШК: Это он мне написал кх… он написал: «Шабтай! Хорошо… или добро Шабтаю!»? Счас пап…
ЛЧ: Это вот такого типа фотография, да?
ШК: Наверно такая.
ЛЧ: Это именно вот те фотографы дали, да?
ШК: Да.
Михаил: Ты с ним близко дружил, Шабтай?
ШК: Близко. Мы семь дней (нрзб)… или четырнадцать дней спали с утра до ночи. Не расставались двадцать четыре часа!
ЛЧ: Вы в одном номере жили, да?
ШК: Рядом номера.
ЛЧ: А, рядом. Угу.
ШК: Он был ёбарь-террорист.
ЛЧ: Кто-то ещё приходил?
ШК: Ебаться?
ЛЧ: Не знаю. Вообще? (смеясь)
ШК (глядя на Нью-Йоркскую фото, которую принёс ЛЧ): Видишь, люди собирают фотографии… я же… никогда так не думал! (реакция на звонок) Да!
Секретарша: Хама Данилович.
ШК: Да. Папуля! (Дальше идёт беседа по телефону ШК со своим отцом на иврите. Время от времени ШК переводит для ЛЧ некоторые моменты. Например): Понимаешь, что я… у него есть фотография, он должен найти (нрзб) с его надписью.
ЛЧ: А там… там автограф на лицевой стороне или?
ШК: На лицевой!
ЛЧ: На лицевой?
ШК: Прямо на… (задаёт тот же вопрос отцу). Прямо на фотографии.
ЛЧ: На фотографии? А можно как-то или… сюда привезти или засканировать как-нибудь? Мы засканируем там.
ШК: Он постарается её найти. Он найдёт. (ШК заканчивает беседу с отцом)
ЛЧ: Угу.
ШК: У меня дома произошло, что мама немножко больна (нрзб) может найти. Но попробует. Фотография, он гордился ей, представляешь? Фотография первая оригинальная Высоцкого, с надписью! Не помню что… типа: «Шабтаю – добро!»
ЛЧ: Угу.
ШК: Или «За добро!» – и подпись. (нрзб)
ЛЧ: А сколько примерно кассет у Вас с этих… с концертов там?
ШК: Не знаю. Много!
ЛЧ: Ну, если там было всего шесть концертов, по моим подсчётам…
ШК: Но один раз я проб… когда я вышел из тюрьмы, я спросил мужа моей жены: «Боря, а где эти бобины?» Он говорит: «Не можем найти эти…»
ЛЧ: Так бобины там были?
ШК: Бобины такие (нрзб)
ЛЧ: А-а-а!!!
ШК: (нрзб) тогда двенадцать кассет. Мы не могли найти тогда, (нрзб).
ЛЧ: Потому что Бруклинские выкупили наши вот ребята, советские. Там вся рваная плёнка уже была. И диск выпустили не так давно. Это – раз, уже Бруклин ушёл. А где остальные? Там вот… здесь вообще микрофона нет, он стоит без микрофона.
ШК: А кто его выпустил?
ЛЧ: Гаврилов такой Андрей. Или не Андрей… или Сергей…
ШК: Всё! Хорошо, тебя с праздником!
ЛЧ: Спасибо! Ну, я Вам буду тогда это самое… шлёпать, да?
Михаил: До свидания.
ШК: Вот знаешь, интересно, что в прошлый раз он мне рассказал вещи, которые я уже забыл, да?
ЛЧ: Про что?
ШК: Напоминал.
ЛЧ: Про что?
ШК: Про меня.
ЛЧ: Смотря что именно?
ШК (обращаясь к секретарше): Набери Чухлебова, потом Чернова!
ЛЧ: А что я рассказывал?
ШК: Мы сидели с Анькой, и что-то я не мог вспомнить, ты мне вспомнил. Это я тебя (нрзб) что-то совпало!
ЛЧ: Ну, это естественно!
ШК: Причём, это мне был интересный факт.
ЛЧ: Я ж этим очень плотно занимаюсь!
ШК: Как мы были у Белаковской…
ЛЧ: Да, да, да, да, да…
ШК: Ты нашёл её?
ЛЧ: Нет, пока не искали. Я осенью этим займусь. Счас уезжаю вот…
ШК: У неё дочка есть, замужем за адвокатом с бабочкой.
ЛЧ: Неля – это дочка, а Марина – это мать?
ШК: Да, да, да.
ЛЧ: Или наоборот?
ШК: Марина – дочка.
ЛЧ: Наоборот, да?
ШК: (нрзб) она за адвокатом с бабочкой.
ЛЧ: Угу.
ШК: Саша Добровинский.
ЛЧ: Добровинский?
ШК: (В знак согласия кивает)
ЛЧ: Угу. Ясно! Ну, ладно, спасибо. Тогда я буду уж печатать.
ШК: Auf wiedersehen!
ЛЧ: Всего доброго!


г. Москва Красная Пресня
12.06.2004

Как видно по тексту, Шабтай Калманович человек весьма загадочный, непрямой, преукрашивающий свои воспоминания до абсурда. Наобещав мне золотые горы и поняв, что окончательно заврался, он начал просто бегать от меня: как я ни пытался к нему пробиться, секретари отшивали меня под любым предлогом. Я послал ему электронное письмо с вопросами – как мы с ним и условились, но и на него он не ответил по сей день. Правда, в дни празднования 70-летия Высоцкого, а конкретно 28-го января, я решил вновь заглянуть к нему (на всякий случай и для очистки совести), благо контора находится совсем недалеко от Ваганьковского кладбища. На моё удивление, секретарша тут же назвала меня по имени-отчеству, как только я назвал свою фамилию, хотя я с ней не встречался ранее!!! Я настолько был потрясён этим обстоятельством, что даже, помнится, выронил из рук сумку! Оказалось, что как только по всем каналам ТВ стали чествовать ВВ – и Калманович не мог этого не заметить, он вдруг решил вспомнить о моих просьбах и стал собираться писать мне ответ. Естественно, что сам он ничего не пишет, не зря же у него несколько секретарей. И я как раз угодил на того, кто занимался моим вопросом. С Шабтаем я в этот раз не увиделся, хоть он и находился в своём кабинете, но секретарша меня уверила, что он твёрдо намерен добровольно погасить мои вопросы. И вот уже минуло полтора года, а воз и ныне там. Что мне остаётся подумать? Только то, что он боится наврать ещё больше, что его лишний раз уличат в мифотворчестве? Он действительно сопровождал Высоцкого по США – это подтверждают Шульман, Янклович и кое-кто ещё. Но почему Калманович упорно отрицает присутствие остальных сопровождающих, хоть это и доказано документально? С огромным трудом верится, что Шабтай записывал все американские выступления, даже если и через Шульмана: при постоянных переездах по США вряд ли Шульман стал бы следить за этим, да и на мой вопрос о сохранившихся фонограммах Шульман ответил, что не сохранилось ни одной! Ну, а про «настоящую фамилию» Высоцкого – это же полный ататуй! Подготовка гастролей Высоцкого по Израилю – я также это проверял по всевозможным каналам – ни малейшего подтверждения! Стесняться наркотической темы человеку с такой неординарной биографией – это более, чем смешно! К тому же было это 30 лет назад и всё об этом написано! Не верю, что ШК не читал или не слышал об этом! Как версия: видимо, Шабтай в первую нашу встречу подумал, что к нему пришли просто от нечего делать любопытствующие молодые недоумки, которые ничего не смогут проверить или не станут проверять… почему бы им не наврать для смеха? А как ему теперь дать задний ход? Теперь только отмалчиваться – вполне логическое объяснение его вычурных манёвров.


Специально для форумчан
Эти материалы были готовы где-то в июле 2009-го года, ещё при жизни Калмановича. Так как я потерял всякую надежду дождаться от него чего-либо путного, то мною было принято решение обнародовать это в «Белорусских страницах», что я и сделал.

_________________
Мы откроем нашим чадам правду - им не всё равно...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 08:27 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 мар 2013, 21:34
Сообщений: 854
Огромное спасибо Лев!!!

Да не за что! Спасибо больше тем, кто не отказывает и не выпендривается!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 08:39 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 мар 2013, 21:34
Сообщений: 854
Однако, сносок нет. Или я их не замечаю? Читатель, например, будет сильно недоумевать - как может продолжаться разговор, если было объявлено, что диктофон выключен???!!!! Объяснение этой нестыковки как раз в сноске и содержалось. Это только один нюанс, который сразу бросается в глаза.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 09:20 
Не в сети

Зарегистрирован: 20 окт 2012, 06:43
Сообщений: 3817
сносок нет

Виноват. Я на работе, прочитать не успел - просто скопировал и вставил - думал сноски тоже скопировались. Чуть позже освобожусь и сноски вручную проставлю. Там их немного.

_________________
Мы откроем нашим чадам правду - им не всё равно...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 10:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 окт 2012, 18:38
Сообщений: 4639
Откуда: Россия,Москва
Огромное спасибо Лев!!!

Да не за что!

Присоединяюсь к Володе и повторюсь, ОГРОМНОЕ СПАСИБО, Лёва! На одном дыхании прочла, даже внучку "задвинула" с завтраком, сказала: "Пока не ДОчитаю, не оторвусь! Изображение :good: ВОТ!!! :wink: Спасибо :hi:

_________________
Дай бог вам жизни две
И друга одного,
И света в голове,
И доброго всего!
©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 12:01 
Не в сети

Зарегистрирован: 18 янв 2013, 22:02
Сообщений: 1172
По первому впечатлению - такое интервью на голубом форуме не напечатают.
Значит, наш форум живет не зря.
Вспоминаю, как кто-то просил Пашу Евдока на голубом помочь найти этот материал. Паша всех посылал к Валере Шакало.

Леве спасибо. И Давыдычу, кстати, тоже. - За соучастие :cool: Копировал, копировал, и все-таки выкопировал.
Нужно повнимательней почитать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 12:18 
Не в сети

Зарегистрирован: 20 окт 2012, 06:43
Сообщений: 3817
Нужно повнимательней

Я не знал, что эти сноски не скопируются с доковского документа. Сейчас я в цейтноте, как появится возможность - сноски поставлю. Если только редактирование сообщения это позволит сделать. Если не успею сделать это в период возможности редактирования сообщения, то завтра всё со сносками перезалью сюда.

_________________
Мы откроем нашим чадам правду - им не всё равно...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 12:31 
Не в сети

Зарегистрирован: 18 янв 2013, 22:02
Сообщений: 1172
недовыкопировал...

А Шабтая покойного несло. И довольно сильно.
Лева, если будут вопросы, напишу их все в одном месте.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Интервью Льва Черняка
СообщениеДобавлено: 20 авг 2013, 15:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 21 окт 2012, 01:30
Сообщений: 1116
Туманский, Лев Николаевич.... а ведь здОрово получилось. Жизненно и вовсе не как у психиатОра.
Сразу окунаешься в те времена со "своеобразием" участвующих в беседе индивидУев..
А Шабтай , оказыввается, тот ещё брехун и сочинитель небылиц. Почище МВ и других, некоторых.. Может прикидывался для отвода глаз??. НЕ создалось такого ощущения?
Ведь это же интервью настоящее , а не цыбульское вопрошалово по телефону..

Вот только Шалаву почему-то стало жалко. А сколько их таких шалав было?? :D :D :D


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 656 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 66  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB