Владимир Высоцкий. Форум.
http://vysotsky.bestforums.org/

Интервью Льва Черняка
http://vysotsky.bestforums.org/viewtopic.php?f=10&t=121
Страница 63 из 66

Автор:  Витёк [ 26 дек 2013, 02:18 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

У меня , например. сразу вопрос созрел ещё до того , как я спросил у Льва насчет нефтяника.. Откуда сам-то Черняк взял , что Бровин - нефтяник?.. Далее .. Тот же самый вопрос к психиатору..
А далее , очень просто.. Насколько сам Высоцкий уверился , что Бровин тот самый нефтяник , который знает всё и вся и ему можно верить , особенно ежели задумать песню про тюменскую нефть.?. А ежели это всё чистая "правда" ? Как , например причины , по которым аборигены съели Кука...? :D
В этом случае , песня попадает в разряд серьезных нефтяных и можно даже искать следы Высоцкого в Тюмени.. Аня Лозовая даже их нашла почти што, опираясь на песню ВВ.. :D
НЕ верите? Спросите у Давыдыча.. Он знает , что она не врет.. Журналистка всё же.. Расследовала чего-то там.. :D

Автор:  tumansky [ 26 дек 2013, 03:28 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Откуда сам-то Черняк взял , что Бровин - нефтяник?

Из разговоров Бровина со мной про нефтяные дела, и потому что он мне прямо указывал на своё хорошее знакомство с Эрвье. Нефтяник - это неточное слово. Этим я хотел сказать, что он человек, имеющий какое-то отношение к этой отрасли.

Автор:  tumansky [ 26 дек 2013, 03:30 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

В этом случае , песня попадает в разряд серьезных нефтяных

И этот факт тоже меня подкупил.

Автор:  Nik-lis [ 26 дек 2013, 11:08 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

В этом случае , песня попадает в разряд серьезных нефтяных и можно даже искать следы Высоцкого в Тюмени.
Нефтяник - это неточное слово

Вот если бы Владимир Семёнович спел эту песню в начале 60-х, а точнее до 22 июня 1965 года, когда эту самую нефть добыли в Самотлоре...
Тогда Высоцкий стал бы пророком и заткнул за пояс всех геологоразведчиков во главе с Эрвье! :)

Автор:  Витёк [ 26 дек 2013, 13:56 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Цитата:
Вот если бы Владимир Семёнович спел эту песню в начале 60-х, а точнее до 22 июня 1965 года, когда эту самую нефть добыли в Самотлоре...
Тогда Высоцкий стал бы пророком и заткнул за пояс всех геологоразведчиков во главе с Эрвье! :)


Вот-вот . Говорили-говорили.. Геннадий даже попробовал установить дату первой нефти на Самотлоре и промазал
на один месяц с открытием, то есть с первым фонтаном, который произошел на месяц раньше .. А формально открытие было на месяц позже - 22 июля, когда отрапортовали о стабильном режиме поступления нефти из скважины.
Так что , кто куда и что конкретно заткнул бы из знакомых Высоцкого , знал один Фарман Салманов.. Но это произошло попозже зачуток..

Получается , что и тов.Бровин навешал Высоцкому по-дружбе лапшу с нефтью..На эту же лапшу купились исследователи-интервьюеры в более поздние годы..
Что , вообщем-то и требовалось доказать.. Отдыхайте пока..

Автор:  vitakh [ 31 дек 2013, 18:13 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Лев Черняк - Интервью - Глузский Михаил Андреевич (21.11.1918 – 15.06.2001)

Лев Черняк: …дреевич?
Михаил Глузский: Я!
ЛЧ: Добрый день!
МГ: Добрый день!
ЛЧ: А это Вас беспокоит биограф Высоцкого.
МГ: Да, слушаю Вас! (оживившись)
ЛЧ: Вот хотелось бы Вам задать несколько вопросиков. Можно счас?
МГ: Пожалуйста, задайте, да!
ЛЧ: Да? А вот мы хотим вот знать о Ваших контактах с Владимиром Семёновичем Высоцким…
МГ: Да, да.
ЛЧ: …где Вы с ним пересекались? Может, снимались вместе? Вот мы знаем, были кинопробы к «Один из нас»…
МГ: А… к «Один из нас»?
ЛЧ: Да, с Вами!
МГ: Нет, я не пробовался. Да я там…
ЛЧ: Не было такого?
МГ: …нет, не пробовался. Там, с «Один из нас», э… я Вам должен сказать, что это очень несимпатичная история, которая связана с Полокой, и я бы не хотел бы, так сказать, к ней возвращаться, потому что Полока позволил себе весьма и весьма не… неприятный… Я знаю, кому я рассказываю! (обращаясь к кому-то из своих домашних) так сказать, инсинуаций в мой адрес. А с Владимиром Семёновичем у меня вот по-настоящему было соприкосновение – это картина, которая называлась «Как царь Пётр Арапа же… женил».
ЛЧ: Ага. Где Вы играли шута, да?
МГ: Ну, да, где я играл шута.
ЛЧ: Ага. Так.
МГ: И у нас была с… эта… это биограф Высоцкого мне звонит! (обращаясь к кому-то из своих домашних) Ну, что?
Женский голос: (нрзб) история была с другой (нрзб)
МГ: Кать, в какой «Один из нас» я снимался? Какая… в ка… где я снимался в картине «Оди… оди… оди… оди…»
ЛЧ: А, нет, в… вот именно, Вас та… в «Один из нас» не было! Но…
МГ: Да.
ЛЧ: …есть такой художник Михаил Щеглов…
МГ: Да.
ЛЧ: …который мне рассказал, что видел, как Вы снимались с Высоцким э… те… проба была! Кино… кинопроба!
МГ: Да? Ну, честно говоря, я этого… просто я не помню.
ЛЧ: Ну, в «Один из нас» в фильме Вас там нет, действительно.
МГ: Нет, нет, нет, нет, я бы уклонился от съёмок в этой картине, мне не понравилась моя… э… так сказать, ту работу, которую мне предлагали, и я от этого отвалился. Это такое у меня…
ЛЧ: То есть, Ва… Вас там изначально не было?
МГ: Нет, меня нету в этой картине, нет. Нет, это ошибка.
ЛЧ: Угу.
МГ: А во… во… еди… единственное что я, так сказать, по работе, которая у меня была – это вот картина «Царь Пётр Арап…»…
ЛЧ: Что Вы можете рассказать о ней?
МГ: А могу только драматичную историю рассказать, что вырезали самую главную нашу сцену…
ЛЧ: Какую?
МГ: …и для него и для меня.
ЛЧ: Так, интересно!
МГ: Эта сцена, которая… без которой Ибрагим приходит к шуту в его дом и жалуется ему на то, что с ним произошло и просит у него защиты.
ЛЧ: Что просит?
МГ: Защиты просит и протекции.
ЛЧ: Ага, ага. Это когда его Пётр выгнал?
МГ: Сам Пётр, да, уже выгнал, и, в общем, он стал в… в опалу попал.
ЛЧ: Так.
МГ: И вот была сцена, в которой он застал совершенно другого шу… не шута, а так… во всяком случае, вельможу, который сидел у себя дома и у… который ему объяснял, для чего существуют дураки при дворах, какая… что только глупые люди ты… или прикрывающиеся глупостью люди могут высказать правду и суть того, что происходит в жизни. И естественно, эта сце… и что он, если бы он бы стал за него, так сказать, протежировать, то он был бы полным дураком! Потому что его бы вы… выгнали бы тоже с того места, которое он занимает при дворе – роль дурака. Вот. И это ка… было вырезано из картины, об этом з… з… знает Митта, и он пот… задним числом потом сожалел, что вот допустил вырезать вот эту вот…
ЛЧ: Да, он не вспомнил, кстати!
МГ: А?
ЛЧ: Он не вспомнил об этом!
МГ: Как, он не вспомнил разве!?
ЛЧ: Нет, я его спрашивал – он не помнит [1].
МГ: Ну, по… видите, он сам мне как раз говорил: «Да, я жалею очень, надо было проявить…»… ну, время…
ЛЧ: Ну, за… забыл, наверно.
МГ: Ну, что время! Да нет, он не забыл. Это я не знаю, почему он не вспомнил. Это, так сказать, могло пролететь…
ЛЧ: Угу.
МГ: …но мне он лично вот говорил такое, что: «Да, я, действительно, вот…» И даже не сохранилось материалов в результате.
ЛЧ: Не сохранилось, смыли, да?
МГ: Нет… да, нет, нет, наверно.
ЛЧ: А сколько по времени этот эпизод примерно шёл?
МГ: Так это несколькоминутный эпизод!
ЛЧ: Несколькоминутный!
МГ: Ну, конечно, это уже… ну, главная сцена! Потому что браться мне было за э… в… этого самого, за роль шута – я и на шута не похож, и, так сказать, это, не м… как говориться, не м… не… не мои возможности, в…так сказать… поэтому… но кривляние человеческое сопутствует, в общем, людям, которые не похожи на шутов. Вот, так что…
ЛЧ: Ага. А кто ещё был в кадре в этой сцене?
МГ: Мы были вдвоём.
ЛЧ: Только вдвоём, да?
МГ: Да. Это парная была сцена, потому что… ну, была челядь, которая там при дворе находилась у… в-в-в… это… это, в общем, двор шута Балакирева. Он пришёл к нему, в его маленькое царство. Вот. Царство, человека, который на людях дурак, а у себя в доме – маленький царёк, маленький вельможа.
ЛЧ: Ха-ха! Да, да, да.
МГ: Вот такая вот была история.
ЛЧ: Ага.
МГ: Вот это. А далее с Владимиром Семёновичем, конечно, у меня было просто жизненных пересечений при тех ил… или иных обстоятельствах очень много.
ЛЧ: А где, что, как?
МГ: Ну… ну… ну… в… в… всё, так сказать, в… в том же доме кино… в… в… в… при тех или иных обстоятельствах. Всё это… счас, одну секунду!
ЛЧ: Ага.
МГ: Вот. К сожалению, вот о чём я сожалею по сей день – я ни разу не… как-то… не схо… тогда же концерты его всегда носили характер у-у-м-м… э-э-э… подпольные в какой-то степени. Он выступал без официальных оп… оповещений, да?
ЛЧ: Само собой, да.
МГ: Само собой, да. И поэтому я ни… ни разу, честно говоря, так как-то вот… вот так вот обрывается жизнь… не сказал: «Володя, а к… когда можно придти на Ваш концерт? Где вот есть, в клубе в каком, там, в учреждении…» Я мог бы получить такую возможность, он бы мне сказал: «Приходите (нрзб)!» Потому что…
ЛЧ: Он… н… н… на «Вы» были, да?
МГ: А?
ЛЧ: На «Вы» были?
МГ: Ну, на «Вы», да. На «ты» мы не были, да. В… в… это я со… со многими людьми на «Вы», и с кем-то я на «ты». А есть определённое количество людей. Так что, такой близости у нас не было, чтобы, так сказать… во всяком случае, то, что он… нет, я, если мне говорят «Вы», я тоже говорю «Вы». Так что…
ЛЧ: Михаил Андреевич!
МГ: Да!
ЛЧ: А вот эта сцена где снималась?
МГ: А в… на «Мосфильме» в павильоне была построена декорация специально. Это не… неслучайная вещь. В общем, Вы… Вы знаете что… если позвонить Фриду и Дунскому… то есть, Фриду…
ЛЧ: Да.
МГ: … вот… то у него, наверняка есть сценарий.
ЛЧ: А, ну, это мы знаем, сценарий есть.
МГ: Да. Ну, так в сценарии и была вот эта именно сцена.
ЛЧ: Ага. Ага.
МГ: А в картине её нету.
ЛЧ: Понятно.
МГ: Вот. Так что вот такая (нрзб)…
ЛЧ: А Вы были вот в экспедициях: в Юрмале, ездили они с ним?
МГ: Ни-и… с кем? Э-э… с… а! Был, был!
ЛЧ: Были, да?
МГ: Был, да! И бы… по-моему, у нас так складывалось, что у нас не было пересечений. Нет. Вот там с Петром у нас была сцена. А по… по… по-моему, Ибрагима в этой сцене не было. Вот…
ЛЧ: То есть, Вы с Высоцким только в Москве снимались?
МГ: Да. Бы… в… в… п… по-моему, не было у нас… счас, чтоб не напутать только, по-моему, не было, у меня, во всяком случае. У него-то были.
ЛЧ: Угу.
МГ: Ведь в кино снимаясь, зачастую приходится, так сказать… ты снимаешь свои сцены, и потом узнаёшь, что в этой картине снимались ещё какие-то актёры. Потому что у них были свои сцены, с которыми ты не пере… не пересекались.
ЛЧ: Ну, да, да, конечно!
МГ: Вот. Вы для чего у меня всё это бе… спрашиваете? Это Вы хотите в чём-то… в своём сборнике опубликовывать что-нибудь, нет?
ЛЧ: Ну, е… е… да нет, не обязательно публиковать, это для научной работы.
МГ: Ну… ну, вот… ну, если это Вам по… поможет – вот это вот одна из драматичных ситуаций и в его сторону и в мою.
ЛЧ: Да, да, да.
МГ: Потому что, ещё раз говорю, что смысл моей роли, это точно – вот эта вот сцена!
ЛЧ: Угу.
МГ: Э… м… отсутствие этой сцены – непонятно, зачем я снимался в этой картине.
ЛЧ: Да.
МГ: А для него, для его роли – то… кусок тоже очень важный, вырванный из той большой роли, которую он пе… прекрасно сыграл в этой картине.
ЛЧ: Да, да. А что Вы помните ещё о съёмках «Арапа»?
МГ: Ну, то, что с ним не связано, я помню…
ЛЧ: Ну, хотя бы да!
МГ: … ну, это мы, (нрзб) танцы шутовские, которые там происходили. Я забыл фамилию этого балетмейстера, который занимался этими фантасмагорическими танцами, которые мне пришлось осваивать и плясать вместе с челядью.
ЛЧ: Ага.
МГ: Вот. Так что вот так вот. Со… со… соприкосновение с Петренко, с которым я до этого не работал, так сказать, тоже.
ЛЧ: Угу. А с Высоцким Вы познакомились на этой картине? Ил… или раньше были?
МГ: Нет, мы были зна… знакомы, наверно… я же приходил в театр.
ЛЧ: Ага, ага.
МГ: И в театре я видел и… и этого самого… «Пугачёва», и видел «10 дней, которые потрясли мир», и «Доброго…» Я не помню, был ли он в «Добром человеке из Сезуана». Я видел первые спектакли ещё в… в школе у Любимова. Э-э… когда это было, в…
ЛЧ: Ага. При Вахтангова?
МГ: При Вахтангова, да, да, да. А далее – я его видел Лопахиным в этом самом… «Гамлетом» я его видел. Просто я… он был великолепный (нрзб) театральный актёр! Великолепный! В целом ряде ролей был просто неожиданным совершенно.
ЛЧ: Угу. А пе… пел он при Вас, Вы помните такое?
МГ: А?
ЛЧ: Чтоб он пел, помните?
МГ: Ну, я Вам сказал, при пениях… при пении концертном – нет, я не был при…
ЛЧ: А при домашнем, при… в компаниях?
МГ: Ну, домашние – я не бывал в так… в такой компании, и опять, тоже в близости таковой, и… которая бы… я Вам, по-моему, об этом и сказал, что я просто жалею, что это то, что казалось: вот это рядом, вот подо… ну, вот, будет возможность – вот можно будет, пой… пойдём… и вот так вот всё драматично оборвалось.
ЛЧ: Угу. Ага. Михаил Андреевич!
МГ: Ах…
ЛЧ: А Вы не вели каких-то своих дневников, записок?
МГ: Нет, у меня ничего подобного нет.
ЛЧ: Нет, нет ничего, да?
МГ: Я не пишу, не веду, и не… вспоминаю или что-то забываю, что-то помню.
ЛЧ: А автографа от Высоцкого не осталось у Вас?
МГ: Нет, не осталось.
ЛЧ: (нрзб) никаких, значит, предметов.
МГ: Не… нет, я не… не… не… ни фотографий, ничего. Нет, нету ничего. Нет.
ЛЧ: Угу. А ещё Вам не приходилось с ним встречаться, вот на пробах, на ещё что? (нрзб)
МГ: Думаю, что нет. Нет, нет, нет. Была перед этим, по-моему, первая его картина была… что-то, какой-то «7-й… 707-й просит посадки…»
ЛЧ: «713-й».
МГ: (нрзб) А?
ЛЧ: «713-й просит посад…»
МГ: «713-й просит посадки».
ЛЧ: Так!
МГ: К сожалению, мы там… я не снимался в этой картине, меня не утвердили. Вот…
ЛЧ: А на какую роль?
МГ: Там я его просто мог видеть в период проб, но опять же – это так далеко, что я не берусь, так сказать…
ЛЧ: А что Вы… на какую роль там пробовались?
МГ: Я, честно говоря, не помню. На одного из пассажиров. Их там было до фига, и с каким-то сюжетом… по-моему, это ва… ва… ва… этого пассажира потом играл Сергей Голованов.
ЛЧ: Ага! Всё, ясно!
МГ: Вот, при… примерно, я так думаю.
ЛЧ: Понятно.
МГ: Ну, как всегда, нас же пробовали, так сказать. Что же говорить-то!
ЛЧ: Ясно.
МГ: Вот так вот. Ну, хорошо!
ЛЧ: Вот. Поня… Ну, если ещё будут вопросы, можно позвонить?
МГ: Ну, пожалуйста, позвоните! Ну, я Вам, по-моему, по… примерно всё, так сказать, рассказал из того, чем я могу, так сказать, расска…
ЛЧ: Ну, ка… какие-то…
МГ: Вот, пожалуй, я даже могу сказать, что… ну, это опять же – упущенная возможность э… ну, нет, об этом я говорить не буду! Потому что картина великолепная, в которой, конечно, так сказать, жирная точка у него в кинематографе поставлена – это «Место встречи изменить нельзя»!
ЛЧ: Ну, само собой!
МГ: Ну, да. Другого актёра вообразить себе, так сказать, немыслимо. Да много из того, что он делал, особенно в театре, в первую очередь, вообразить немыслимо. И в кино тоже есть, что вспомнить.
ЛЧ: Угу. А так Вы с ним встречались только в Москве, да?
МГ: Только в Москве, да.
ЛЧ: Только в Москве.
МГ: Да, да, да, да. Наверное, это есть люди, которые гораздо больше могут рассказать об этом.
ЛЧ: Нет, но на… наша цель – как можно больше людей охватить!
МГ: Ну, я понимаю, да, да. Так что, вот, наверно, самая значительная история, о которой можно говорить… э… она и значительная, и огорчительная – это история вот с «Царём Петром, который женил Арапа»!
ЛЧ: Ага. А! Михаил Андреевич, а премьера-то была, как фильм?
МГ: Нет.
ЛЧ: Нет?
МГ: Не помню.
ЛЧ: Не помните такого?
МГ: Нет, не помню, нет.
ЛЧ: А… а когда Вы узнали о том, что вырезали эту сцену, ещё когда фильм не вышел на экраны?
МГ: Да нет, когда её сда.. картину сдавали в Госкино. Сдают в Госкино, в дом Ки… в Госкино говорят: «Это вырезается, этого не будет!» Это… этих случаев у меня в жизни было достаточно, поэтому так вот.
ЛЧ: И Вы с Высоцким как-то где-то были вместе, когда говорили об этом, значит, о том, что вырезали?
МГ: Не помню. Не помню. Не помню.
ЛЧ: Ну, в общем, были такие взаимосожаления, да?
МГ: Ну, наверно. Я думаю, что ему радости это не доставило тоже, так сказать.
ЛЧ: То есть, в… вы друг другу как-то это выражали, да, в какой-то форме?
МГ: Наверно. Я не берусь счас, так сказать, говорить… наверное, выражал, да. Но помнить, кто запо сказать точно, при каких обстоятельствах, как и что – не могу Вам сказать.
ЛЧ: Ну, понятно! Время сколько-то!
МГ: Хорошо.
ЛЧ: Хорошо, Михаил Андреевич! Бо… большое Вам спасибо!
МГ: Пожалуйста, пожалуйста! Пожалуйста!
ЛЧ: Всего доброго!
МГ: До свидания! Простите, как Вас зовут?
ЛЧ: Лёва.
МГ: А фамилия?
ЛЧ: Черняк.
МГ: Хорошо, Лёва, всего доброго! До свидания!
ЛЧ: Всего доброго! До свидания!
МГ: До свиданья!

беседа по телефону
08.12.1997

[1] - Всё же вряд ли я спрашивал об этом.

Автор:  vitakh [ 31 дек 2013, 18:37 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Лев Черняк - Интервью - Глузский Михаил Андреевич

Лев Черняк: …два вопросика можно, если Вас не заде… не задерживаю?
Михаил Глузский: Да!
ЛЧ: Вы не встречались с Высоцким на «Живых и мёртвых»?
МГ: Нет.
ЛЧ: А где Ваши сцены проходили? Где Вы снимались там?
МГ: Я снимался с ним в… э-э-э… только в… э-э…
ЛЧ: Нет, нет, я имею в виду, в «Живых и мёртвых» где Вы именно снимались? Вы лично?
МГ: В «Живых и мёртвых»? (сильно удивляясь)
ЛЧ: Да.
МГ: Я не помню, я не снимался в «Живых и мёртвых».
ЛЧ: Ну, вот (нрзб)
МГ: Это ошибка. Это какая картина – «Живые и мёртвые»?
ЛЧ: «Живы…»… ну, у Столпера.
МГ: А Столпера мы отдельно были. Я в «Живых…», теперь я вспомнил – я… у меня отдельная сцена, у меня не было с ним сцены.
ЛЧ: Не было. А Вы не под Истрой снимались, да?
МГ: А?
ЛЧ: Под Истрой Вы снимались? В Подмосковье?
МГ: В Под… в Подмосковье, да. Эта сцена (нрзб)з… з… заградотряд организовывает генерал Орлов, и…
ЛЧ: Да, да, да, да, да!
МГ: …выбирает добровольцев. Я не с Высоцким… не помню, меня не было.
ЛЧ: А Вы долго снимались по времени там, в этой, в картине?
МГ: Не помню… не… несколько… день-два.
ЛЧ: А-а-а! Всего-то?
МГ: Всего, да.
ЛЧ: Угу. А Вы не бывали дома у Кочаряна, у режиссёра?
МГ: У се… у се… у Кочаряна?
ЛЧ: Да, у Лёвы.
МГ: Нет. Я его знал, но не бывал у него.
ЛЧ: Не бывали, да?
МГ: Нет.
ЛЧ: Угу. А вот такой вопрос по «Один из нас». Говорят, что Высоцкий свою роль Юматову отдал.
МГ: В чём, в «Один из нас»?
ЛЧ: Да.
МГ: Нет, это не очень точная вещь. Он не отдал эту роль Юматову, а дело в том, что там бы… был художественный совет, и художественный совет утвердил Юматова.
ЛЧ: Юматова?
МГ: Да.
ЛЧ: А вот у нас есть, значит, это заседание худсовета, и вот по всему видно, что вот Вы и Санаев выступали против участия Высоцкого в фильме. Это чем вызвано было?
МГ: Вполне возможно, что могло быть такое выступление, потому что эта картина делалась объединением киноактёра, студией киноактёра.
ЛЧ: Угу.
МГ: И, конечно, студия киноактёра отстаивала кандидатуры наших актёров, так сказать, в первую очередь. Если в этом какой-то криминал видят. Это никакого… ни… никакого злыдничества по отношению к Высоцкому не было.
ЛЧ: А, нет, нет, нет. Нет, нет.
МГ: Потому что это дело так поворачивается, что во… во… во… вот, например, Полока гово… считает, что п… п… перекрыли в… это самое, ему Высоцкого! Это неверно, это не так было. Нет, нет. И он очень хорошо работал потом с этим самым… с Юматовым. И, кстати, когда Юматов об этом узнал, он даже огорчился, что, вот, так сказать, вот в… в… вро… вроде…что он подменная кандидатура. Он был на месте. Так что всё.
ЛЧ: Угу. А В… А Высоцкий был где-нибудь, вот на… на худсовете или на (нрзб)?
МГ: Нет, ну, этого я… этого я не помню, честное слово!
ЛЧ: В «Оди… один из нас» Высоцкого Вы вообще не видели никогда?
МГ: А?
ЛЧ: В «Один из нас» Высоцкого и близко не было, да?
МГ: Не… у… у… у… на худсовете?
ЛЧ: Ну, на худсовете или, там, на съёмочной площадке?
МГ: Нет, ну, нет, ну, наверно, не было. Я, так сказать… я ж не снимался, я отказался сниматься в этой картине: мне сценарий не нравился.
ЛЧ: Угу. Угу.
МГ: Вот, так что это тоже отрави… отразилось на отношение Полоки, так сказать. Вот. А далее – ничего. В смысле, что касается Владимира Семёновича – у меня с ним были прекрасные отношения, мы очень хорошо работали на картине э… э… «Ца… царь Пётр женил…»…
ЛЧ: «Арап», да?
МГ: «Арап», да.
ЛЧ: Ага.
МГ: Но только вырезали главную сцену нашу. Вот так вот.
ЛЧ: Ага. А вот Михаил Щеглов, художник такой, знаете, наверно?
МГ: Да.
ЛЧ: Он утверждает, что он, значит, видел – были кинопробы: Вы и Высоцкий в кадре, «Один из нас»!
МГ: Чёрт его знает! Может быть, я пробовался… не п… не помню, честное слово!
ЛЧ: Вот он чё… чётко помнит, что Вы с Высоцким пробовались!
МГ: Может быть. Потому что я-то, в общем, я не хотел сниматься в этой картине, я из этой картины ушёл. Это я точно знаю. Мне не хотелось в ней сниматься.
ЛЧ: Угу.
МГ: А в… в… в… вполне возможно, могла быть проба. А то я не… не… не… не первый за давностью времени утверждать это.
ЛЧ: Угу. Михаил Андреевич, а как Вы думаете, не могли ли на это повлиять алкогольные дела Высоцкого?
МГ: Какие?
ЛЧ: Алкогольные.
МГ: Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет! (нервно)
ЛЧ: Это исключено, да?
МГ: Во-первых, я (нрзб) об… об алкогольных делах Высоцкого стал узнавать после того, как Высоцкого не стало.
ЛЧ: Угу.
МГ: До меня эти легенды никогда не доходили.
ЛЧ: Угу. То есть, это совсем другие мотивы были, да?
МГ: Да, у меня они даже и в… и в… я понятия не имел, так сказать, об этом!
ЛЧ: Угу. Понятно, Михаил Андреевич.
МГ: Да.
ЛЧ: Ну, спасибо Вам большое!
МГ: Ради Бога! Хорошо! Всего доброго! Хорошо, милый, до свидания!
ЛЧ: До свидания! Всего доброго!

беседа по телефону
17.04.1998

Автор:  vitakh [ 31 дек 2013, 18:47 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Лев Черняк - Интервью - Юматов Георгий Александрович (11.03.1926 – 05.10.1997) и Крепкогорская Муза Викторовна (09.07.1924 — 26.06.1999)

С Георгием Юматовым я несколько раз пытался договориться о беседе в последний год его жизни. Каждый раз он мне отказывал, ссылаясь на плохое самочувствие. Одну из бесед я решил на всякий случай записать.

Георгий Юматов: Алё!
Лев Черняк: Георгий Александрович?
ГЮ: Ау.
ЛЧ: Добрый день!
ГЮ: Добрый день!
ЛЧ: Это Вас, извините, снова беспокоит Лёва, биограф Высоцкого.
ГЮ: Да…
ЛЧ: Как Вы себя чувствуете?
ГЮ: (нрзб) Вы не в курсе, наверно… я неделю, как из больницы.
ЛЧ: А-а-а!
ГЮ: И мне сча… предстоит ещё повторное. Я не вылезаю оттуда третий год!
ЛЧ: Ну, да, да.
ГЮ: Так что Вы неудачно. Я счас лежу, ходить я не могу.
ЛЧ: Понятно. Эй…
ГЮ: Сосуды, сосуды… сосуды мне перерезали кругом. Вот такие (нрзб)
ЛЧ: У-у, вот оно что! Георгий Александрович, а когда будет реально с Вами хотя бы немножко пого…
ГЮ: Кто это может сказать? К Богу если только обратиться! Они вот никак не могут найти у меня один сосуд в двенадцатиперстной кишке, которая кровоточит.
ЛЧ: Ясно.
ГЮ: Ну, вот меня уже с улицы подбирали: в обморок падаю! Ну, в общем, ладно, не будем на эту тему говорить. Так что звоните когда-нибудь.
ЛЧ: А когда позвонить Вам можно?
ГЮ: А если жив буду – когда-нибудь там дозвонитесь.
ЛЧ: Ага. Георгий Александрович!
ГЮ: Да.
ЛЧ: А как-нибудь, вот если Вам как-то полегче будет, по телефону можно что-нибудь задать?
ГЮ: А полегче не бывает.
ЛЧ: А-а-а! (разочарованно)
ГЮ: Это всё у меня постоянная такая (нрзб) боль (нрзб). Даже не периодичная, а тупая (нрзб) постоянная, и ночью и днём. Вот такая вещь.
ЛЧ: Ясно.
ГЮ: Ну, ладно. (нрзб)
ЛЧ: Георгий Александрович, ну, вы… выздоравливайте!
ГЮ: (нрзб)

беседа по телефону
11.09.1997

Этот разговор оказался последним. Меньше, чем через месяц Юматова не стало. Спустя некоторое время, я осмелился позвонить вдове и напроситься на разговор. Как потом выяснится, сделал я это не зря, так как и ей жить оставалось совсем немного.

Крепкогорская Муза Викторовна

Муза Крепкогорская: …очень плохо себя чувствую.
Лев Черняк: Ага. Ну…
МК: Вот, ну, так сказать, дружба началась наша… Жорж снимался с ним… Ге… Георгий Юматов снимался с ним в трёх картинах.
ЛЧ: Да.
МК: Вот. Ну, и они были дружны.
ЛЧ: Они познакомились именно на съёмках?
МК: Да.
ЛЧ: А на каких именно?
МК: «Опасные гастроли»…
ЛЧ: А «Стряпуха» раньше была!
МК: «Стряпуха», значит.
ЛЧ: Угу. Угу.
МК: Да. Вот. Ну, и я тоже… я ж приезжала к… к Жороньке (нрзб). Вот на «Стряпухе» и я с ним познакомилась.
ЛЧ: А Вы там не снимались нигде?
МК: Где, в «С… э-э-э…»… в «Стряпухе», нет, нет, я с Володей не снималась. По-моему, нет.
ЛЧ: Угу.
МК: Вот. И я однажды с «Мосфильма» звоню домой и Георгий меня спрашивает: «Ты когда придёшь?» Я говорю: «Скоро, ну, часа через полтора-два!» Он говорит: «Ой, приходи быстрей, а то у меня сидит… Марина Влади, говорит, уже картошку чистит на кухне, а мы, говорит, с Володей сидим…» Они боле… оба были в абсолютной завязке, ни тот, ни другой в рот ничего не брали…
ЛЧ: Ага.
МК: …даже пива ни глоток не брали! Вот. Я подъехала, смотрю – Марина уже картошечку приготовила, всё сделала, стол накрыт. Вот. А она принесла какой-то очень хороший, небольшой какой-то пузатенький такой коньяк из Парижа привезла.
ЛЧ: Ага.
МК: Вот. А я как раз к коньячку отношусь положительно. Я водку не пь… терпеть не могу, никогда, так сказать… я либо шампанское пила, счас и это не пью. И вот этот вот коньячок – очень уж он был хороший. Они пришли вот часов в 7, я пришла около 8-и, и просидели они у нас до 4-х утра.
ЛЧ: Откуда они пришли?
МК: Ну, пришли просто к нам.
ЛЧ: Ага.
МК: Это я пришла с «Мосфильма».
ЛЧ: А это во время чего было, во время какого фильма?
МК: Я уже не помню.
ЛЧ: Но они не женаты ещё были?
МК: Женаты, почему!
ЛЧ: Женаты уже, да?
МК: Она как жена приехала, да.
ЛЧ: Ага, ага.
МК: Вот. И… А у меня стоял мой портрет, очень хороший, до сих пор я его… потом, как-нибудь мы встретимся, я Вам покажу. У меня вис…
ЛЧ: Ага.
МК: …висит такой большой портрет… кха! Его… а он там висел на Невском. Не только я там, ну, кто участвовал в этом концерте, в большом дворце съездов там.
ЛЧ: На Невском?
МК: Да, да.
ЛЧ: А что за концерт?
МК: Ну, тогда «Товарищ кино» был концерт, там все: и, там, и театральные, ну, все звёзды считалось.
ЛЧ: В смысле – портрет фотографический?
МК: Да, да, да, это висело на Невском.
ЛЧ: Ага.
МК: Уч… всех участников концерта висели, и мы там писали добрые слова. И я его… вот у меня там написано: «Желаю всем большого счастья!»
ЛЧ: Да, да.
МК: И вот этот портрет, почему я о нём засекла внимание – он у меня стоял, рамки не было, мы потом только… не могли нигде раму достать, потому что он большой. Вот. И он у меня стоял так в столовой, прислонившись к диванчику. Вот. И потом я говорю… мы сидели, вот так говорю: «Ой, Марина, распишитесь!» Ну, она там написала по-французски, чего-то: «Милой Музе…», что-то… ну, в общем, хорошие тёплые слова написала. И Володя говорит: «Ну, и я распишусь!» А я про себя подумала: «Ну, а ты-то мне зачем нужен?», потому что ну, дружны были, всё… Марина Влади – всё.
ЛЧ: Ага.
МК: А счас думаю: «Вот дура-то, вот счас котируется гораздо выше, чем Марина Влади!» Ну, вот, и вот так вот посидели.
ЛЧ: Так он не расписался?
МК: Как? Конечно, расписался!
ЛЧ: А, расписался?
МК: Конечно! У меня вот Марина Влади написала всё это (нрзб) и рядом – подпись его «В. Высоцкий». У меня так на портрете всё это есть.
ЛЧ: Ага.
МК: Вот. И потом… а второй – ну, это… это не для передачи, если совсем не (нрзб)
ЛЧ: Нет, нет, мы ничего не публикуем, в том-то и дело.
МК: Нет, да. А второй был случай… э… а, да, я тоже с оц… а-а-а… приезжаю домой, а Жоронька мне говорит: «Ты знаешь, у нас Володя…» А он уже выпил. Я не помню, это перед этим было или после этого – не помню.
ЛЧ: Ага.
МК: Вот. По-моему, после. Вот. И он говорит: «Он у нас будет ночевать!» Я говорю: «Нет, он ночевать у нас не будет!» Потому что я думаю, я знаю Володю, думаю, это раз он, так сказать, пошёл, то потом никакими силами уже, так сказать, от него, н… придётся… по-хорошему не расстанешься. Думаю что я человек резкий и так далее и так далее. Вот. Я говорит: «Нет!» И у меня сидела приятельница, она говорит: «Да я, я поеду, я отвезу его!»
ЛЧ: А кто… что за приятельница?
МК: Ну, наша актриса одна.
ЛЧ: А на… назвать не можете?
МК: Ну, зачем это?
ЛЧ: А, ну, ладно.
МК: Зачем это? Вот она, значит… и она его повезла. И адрес он… он сказал: «Новые дома!» – всё.
ЛЧ: Новые дома, да?
МК: Новые дома, да. (нрзб) он там жил в то время. Он у матери тогда жил.
ЛЧ: Э… это Новые Черёмушки он имел в виду, да?
МК: Не помню, я не помню. Я была там, нет. Ну, вот потом она приходит. Приходит снова часа, наверно, через полора… полтора, наверно: «Я назад привезла, он, говорит, в машине, я, говорит, я не могла найти этот дом…» Я говорю: «Я поеду!» И я поехала сама. Не помню, с Жоронькой или сама поехала – не помню. Это давно было. Вот. Нашли этот дом, нашли, отвели его, всё. Ну, мать же… это мать там жила его.
ЛЧ: Ага.
МК: Вот. Это вот второй случай. А так он часто звонил, так сказать. Да, он очень много добра сделал Жоре, он из Франции привозил очень нужные лекарства Жорочке. Тоже, мы встречались уже у нас в театре, он подъезжал к театру, значит, всё это мне передавал.
ЛЧ: А Вы в киноактёра были, да?
МК: Да.
ЛЧ: Ага. А с… с какого года Вы там проработали по какой?
МК: Я сразу – после института. Закончила в 47-м, с «Молодой гвардии» вон я пришла.
ЛЧ: Ага, ага.
МК: И… и Жора, кстати. И проработала я – ну, как вышла на пенсию, так и…
ЛЧ: Угу.
МК: Театр в это время закрывали, счас вроде опять там что-то зашебуршили. А я ушла, когда театр уже был закрыт. Чего там было делать?
ЛЧ: Муза Викторовна, а можно вот о Вас хотя бы кратенькую справочку: вот где Вы родились, в какой семье – вот так примерно? Где детство прошло – вот так.
МК: Я москвичка коренная.
ЛЧ: Ага.
МК: Родилась в Москве, естественно. Мама у меня работала в университете лаборантом, папу я очень рано потеряла, я его совсем и не помню. Он работал во втором МХАТе… второй МХАТ тогда был ещё…
ЛЧ: Ага. А кем он там был?
МК: Он был артистом-вокалистом. У него… он кончил… у него три образования, он кончил консерваторию, медицинский… он был очень образованный человек!
ЛЧ: Угу. А как его звали?
МК: Виктор Гаврилович.
ЛЧ: Угу. А фамилия – так же, да?
МК: Да. Он из сед… из семьи священников, он из Самары.
ЛЧ: Угу. А В… а ВУЗ Ваш? (нрзб) Когда Вы…
МК: (нрзб) счас, вот…
ЛЧ: …год? Ага…
МК: …и, значит, вот в 47-м году 2-го декабря у нас… мы прожили с Жоронькой ровно 50 лет.
ЛЧ: Да.
МК: 2-го декабря – это была просто официальная печать, в милиции тогда ставили печать. Нашли где – в милиции.
ЛЧ: Да, да.
МК: Счас там руки жмут и эти самое… и машины с кохарами и так далее и так далее. Этого ничего не было. Вот. И мы отмечали наш день – весь наш курс был у нас на свадьбе, весь абсолютно! А на… курс у нас был очень знаменитый, у нас…
ЛЧ: Да, интересно!
МК: …на экзаменах был и Фадеев и Шолохов. Я… я училась у Герасимова. Тамара Фёдоровна тогда просто сидела, она тогда ещё не… это она потом уже стала сама вести курсы. А тогда она просто приходила и сидела. Она очаровательная женщина, мы её очень любили. Сергея Аполлинарьевича я боготворила. Вот. Они были у нас на свадьбе тоже, естественно, и Тамара Макарова и Сергей Аполлинарьевич. И был весь курс: Бондарчук, была Макарова… Лучко – это моя подруга, её не было: она в это время была в Чехословакии, снималась.
ЛЧ: Ага, ага.
МК: Вот. А так – весь курс! А мы были актёры и режиссёры вместе. (нрзб)
ЛЧ: А кто ещё Ваши сокурсники были?
МК: Актёров? Значит, Инна Макарова, Ляля Шагалова…
ЛЧ: А-а-а!
МК: …это вот наш знаменитый курс наш.
ЛЧ: Угу, угу.
МК: Вот. Я была сталинской степендиаткой в институте.
ЛЧ: Угу.
МК: Вот.
ЛЧ: А что-нибудь по съёмках в «Стряпухе» можете вспомнить?
МК: Ха-га! Я могу. (смеётся) Однажды я, значит, приехала к нему на «Стряпуху», а он был на съёмке. И у меня записочка там лежит, что, там, покушай там, в этом, там… жарко ж было, там в с… в садике это самое… стояла, холодильника там не было. Стоял такой столик (нрзб) из… со шкафчиком…
ЛЧ: Ага.
МК: Ты тут возьми там и кушай, там, значит. Ну, я открыла этот самый и съела. Тут-то я думаю, что-то странно чего-то, чего-то какое-то странное п… э… сделал какую-то пищу там. А он в столовой брал, конечно! Ну, столовые, сами понимаете, в станице, какие там столовые! Конечно, неважные!
ЛЧ: Ну, да.
МК: Ну, вот, он пришёл, говорит… а-а-а! Это наоборот, это он… (смеётся) это я… я ему написала записку. Он пришёл со съёмки, а я поставила эту самую, вот это вот блюдо поставила в… в этот шкафчик. Прихожу я… а я пошла ку… купаться – озеро там.
ЛЧ: Угу.
МК: Прихожу, и так открываю шкафчик и думаю: «Что ж он не съел-то ничего?» Он приходит после съёмки, я говорю: «Чего ж не поел-то?» Он говорит: «Поел!» Я говорю: «А что ж ты ел?» Он говорит: «Рагу!» А я для собаки собрала там с тарелок всё это…
ЛЧ: Ага. Ха-ха!
МК: …макароны, картошку, там, рыба, это… вместе с котлетами, и всё это положила рядышком. Ну… ну, собачке. Думаю: «Что ж он, не понял, что ли?» И когда я прихожу, я говорю: «Что ж ты ел?» Он говорит: «Рагу!»
ЛЧ: Ха-х!
МК: Это он съел вот это вот собачье.
ЛЧ: А где жили там?
МК: А мы жили там в частных домиках.
ЛЧ: В частных домиках.
МК: (нрзб)
ЛЧ: А Высоцкий тоже жил в частном домике, да?
МК: Ой, ну, это я не помню. (нрзб) Не помню. Наверное. Там… там же гостиницы не было.
ЛЧ: Угу. Ну, вообще, об атмосфере той, на съёмках «Стряпухи»!
МК: Очень хорошая была атмосфера, очень добрая, хорошая. Кеосаян режиссёр был.
ЛЧ: Да.
МК: Его тоже хорошо помню. Вот. Там… там вот отмечали мой день рождения, вот на (нрзб)
ЛЧ: А когда у Вас день рождения?
МК: У меня 9-го июля. Вообще у меня именины 29-го мая. Вот поэтому мне всегда отмечали именины, а не день рождения, потому что – пионерские лагеря, детские садики и так далее. И поэтому мне даже брат из-за границы присылал телеграмму поздравительную 29-го мая.
ЛЧ: Ага.
МК: Так и считается, и все считают, что 29-го мая.
ЛЧ: Угу. А там Вы… ага… а там Вы, значит, 9-го июля отмечали Ваш день рождения, да?
МК: 9-е июля!
ЛЧ: Ага.
МК: Нет, а вот тогда нет, это 25-го мая было, по-моему. По-моему, 29-го мая. Да, в общем я не помню.
ЛЧ: Вы знаете, съёмки были в июле!
МК: Да? Ну, значит, этот… это мой день рождения.
ЛЧ: Значит, день рождения, да?
МК: Да.
ЛЧ: Ага. А как прошёл день рождения?
МК: Да очень хорошо, все были опять же, все были в саду в этом, стол был накрыт. Все столы ни… никто не выпил, никто не напился, Боже упаси!
ЛЧ: И Высоцкий тоже был, да?
МК: Наверно. Наверно, я не помню. Уж наверно. А как же!
ЛЧ: Ага.
МК: Конечно, был! Группа была очень хорошая, очень добрая, очень доброжелательная. Но у Высоцкого там маленькая же роль очень.
ЛЧ: Ну, в общем, да, эпизодическая.
МК: Да, маленькая роль.
ЛЧ: Ага. А Вы туда ехали вместе с ним, на съёмки?
МК: Нет, я потом приехала, потом прилетела я.
ЛЧ: А обратно?
МК: Уже не помню.
ЛЧ: Не помните, да?
МК: Нет, конечно. Это давно же очень было.
ЛЧ: Ага, ага. А вы… вы только в одной станице снимались, да?
МК: Да. Да, там, на берегу озера.
ЛЧ: Угу.
МК: Озеро такое было. Но там с водой-то неважно было. А озеро такое мутное, не очень чистое. Но, во всяком случае, мы там купались.
ЛЧ: А как называлось озеро, не помните?
МК: Нет.
ЛЧ: Угу. Ну, а вот по людям, по самой киногруппе: Со… Сошальский, Акимов?
МК: Сошальский? Он разве там был?
ЛЧ: Да, он был там, он играл торговца помидорами.
МК: Я уже с-с… картину даже забыла.
ЛЧ: Ага.
МК: Сошальского-то я знаю очень хорошо. Он очень хороший человек. Мы, кстати, дружны были. И он же был женат на Покровской, потом они… а Покровская снималась с Жорой в «Офицерах».
ЛЧ: В с… в смысле – на Алле Борисовне?
МК: Алина Покровская.
ЛЧ: А, Алина, а!
МК: Да.
ЛЧ: Которая в Советской армии счас работает.
МК: Да, да, да, да, да, это он… она.
ЛЧ: Угу, угу, угу.
МК: Снималась в «Офицерах» с Юматовым.
ЛЧ: Угу. Ну, в общем, а как можно квалифицировать отношения Высоцкого и Юматова, дружеские, товарищеские?
МК: Дружеские.
ЛЧ: А?
МК: Дру… дружеские очень (нрзб)
ЛЧ: Дружеские, да?
МК: Да, да, да.
ЛЧ: Угу.
МК: Очень хорошие. Они перезванивались очень часто.
ЛЧ: Ага. А в Одессе Вы не были на съёмках?
МК: На «Гастролях»?
ЛЧ: Да.
МК: Нет, «Опасные гастроли» – нет.
ЛЧ: Не были?
МК: Нет.
ЛЧ: Угу.
МК: По-моему, не была. Может, была, но это я уже забыла. Посколько… ха-га, я как-то… я же говорила, что Мариной Влади восхищалась, а он даже (нрзб) зачем, потому что я относилась – ну, что, Володя и Володя, всё. Он же тогда не был Высоцким!
ЛЧ: Ага.
МК: Да, он всё… он же… он же пел всю ночь… он пел. Он (нрзб) всё-всё-всё пел. (нрзб)
ЛЧ: Вот когда Марина была, да?
МК: Нет. Когда Марина – само собой. А Марина ему говорила: «Вот это, вот это сыграй, вот это…», она там ему так тихонечко какие-то замечания делала – это у нас когда. А там вот, когда я приехала туда, он всю дорогу пел, всю ночь он пел, когда мы сидели в садике за столом, он всю ночь пел!
ЛЧ: Ага. Ага. Понятно. А у вас магнитофона не было, вы не записывали?
МК: Да в том-то и дело, что нет. Мы за… записывали дома у нас, записывали…
ЛЧ: Ага.
МК: …но у нас магнитофон знаете, какой был? Хотя-то он и «Филипс», да это, но он ленточный, и все ленты, конечно, скручены.
ЛЧ: Что, что ленты?
МК: Ле… ленточный магнитофон. Понимаете, вот это… плёнка такая.
ЛЧ: А они целы?
МК: А?
ЛЧ: Они целы?
МК: Ну, и я, помню, одно время всё перекладывала куда-то, перекладывала, а теперь нет, теперь я, наверно, и не найду их.
ЛЧ: Ну, в… ну, всё же она у Вас дома лежит где-то?
МК: Они просто… они просто как мочалка лежали.
ЛЧ: Угу.
МК: Вот, значит, я перекладывала, перекладывала с места на место, а потом, по-моему, выбросила.
ЛЧ: Может, она как-нибудь сохранилась чудом?
МК: Не знаю, не знаю. У меня счас в доме очень сложно что-то найти, у меня ремонт будет, буду делать скоро, у меня очень запущена квартира, очень!
ЛЧ: Да, да. А насчёт съёмок в «Один из нас» Георгий Александрович Вам рассказывал что-нибудь?
МК: Да я и так всё знала, я там тоже снималась.
ЛЧ: А кого Вы там играли?
МК: Я играла – такая общественница взбесившаяся, у меня была очень хорошая роль.
ЛЧ: Ага.
МК: И началось с того, что меня Полока пригласил вот на эту картину «Один из нас»…
ЛЧ: Да, да.
МК: …а должен был сниматься Высоцкий в этой роли, потому что Полока его снимал до этого на «Ленфильме». Как называется картина эта?
ЛЧ: «Интервенция».
МК: Да, да, да, да.
ЛЧ: Угу.
МК: Вот. И это должен был играть Володя Высоцкий.
ЛЧ: А что случилось?
МК: Вот счас я Вам расскажу в двух словах.
ЛЧ: Угу.
МК: Значит, я улетала в Америку. Ну, Вы знаете, счас Америка (нрзб), а тогда Америка была – ох! И мне… а я играла в театре очень много и очень большие роли хорошие главные. И меня не отпускал режиссёр, потому что один спектакль выпадал – «Варвары» – как раз на середину моей поездки. А поездка была в Америку на 18 или 20 дней, не помню. Вот. И я уехала практически без спросу. Я пришла к директору и говорю: «Вы знаете, у меня уже есть две дублёрши, молоденькие, я говорю, моложе меня гораздо!» Правда, он им не давал играть. Вурас – такой режиссёр был очень хороший.
ЛЧ: Ага.
МК: Он умер. Вот. И мне даже директор говорит: «Ну, это он… что же я, говорит, понимаете, я уже заплатила деньги!» Причём, тогда стоило очень много стоило: это райкомы проходить… это счас – пожалуйста, езжай! А тогда – райкомы, это я помню, задавали вопросы идиотские эти в райкомах. Меня, правда, не… ничего не спрашивали. Но я готовилась, все газеты читала: что делается в какой стране и так далее и так далее. Вот. И… вот я говорю: «Ну, я же, говорю, что, я же всё равно поеду, в 6 часов на ма… машину утра с… сказали по… придёт в эту… в Шереметьево». А я говорю: «Вы ж всё равно мимо поедете, я говорю, я буду уже стоять вот на… прям на Ленинградке, и…» Так и случилось: они мимо ехали, приостановились, я села и поехали дальше. Жорка со мной, да, он меня провожал. Это «Шкода» тогда была. Приехала туда, я забыла справку от этой… прививки!
ЛЧ: Ага.
МК: Вот. И говорю: «Ой! Я забыла справку!» Он тут же хватает «Шкоду», садится, говорит: «Я счас… счас, счас, счас я захва… захвачу!» А 20 минут от Шереметьево до нас. Я думаю… и вдруг мне там говорят: «Да господи, мне Шакен Айманов говорит, пойдём, тебе тут же дадут девочки в медпункте, там же тоже есть!» И действительно мне дали. Я думаю: «Господи, Жорочка уехал, он же счас расшибётся! Он же и так ездит очень… с… с большой скоростью!» Ну, и, конечно, я улетела без него. Он не успел привезти мне справку, хотя привёз. Вот так я улетала в Америку.
ЛЧ: Ага. А как это связано с «Один из нас»?
МК: А да, вот я… а, да, да, да! Значит, я улетала, чтоб уте… должен был… зная, что Высоцкий дожжен играть эту роль. И прилетая оттуда, из Америки, мне Жорочка (нрзб) ничего мне не говорит. Приезжаю, там, ну, конечно, стол накрыт, всё, так сказать, хорошо, прибрано, всё. И смотрю – Полока сидит у нас.
ЛЧ: Дома?
МК: Да, у нас.
ЛЧ: Ага.
МК: И я так удивлённо смотрю на него, а Полока говорит: «Вот теперь эту роль, которую, так сказать, вот должен был играть Володя Высоцкий, играет Жоронька Юматов!» И он так, я помню, пылинки сдувал с Жоры во время съёмок! И что он… как он, так сказать, счастлив, что именно Жора… А случилось так, когда… Высоцкого не утверждали на эту роль. Его тогда вообще никуда не утверждали…
ЛЧ: Угу.
МК: …его, так сказать, начальство плохо к нему относилось. Я имею в виду – в Главке, Большаков… я не помню, кто тогда был.
ЛЧ: Ага.
МК: Вот. И его никак не утверждали. И тогда По… Полока говорит: «Ну, я не знаю! Хоть картину отменяй! Потому что я никого больше не вижу в этой роли кроме, Володя, тебя!»
ЛЧ: Ага.
МК: Тогда Володя говорит: «Я тебе счас порекомендую такого артиста замечательного, что ты жалеть никогда не будешь! Он сделает это всё не хуже меня!» И он предложил Жорочку. Таким образом Жорка попал на «Один из нас».
ЛЧ: Угу. Это можно объяснить тем, что у них была дружба, да?
МК: Конечно! И дружба, и он… они ценили друг друга как актёры очень. Это… после этого уже, конечно, это после «Стряпухи» было.
ЛЧ: Угу. Вот, а мы знаем, что на… в худсовете этой картины были Санаев и Глузский, они выступали против участия Высоцкого в картине.
МК: Да тогда все были против него, не только, я не знаю, Санаев и Гл…
ЛЧ: Ага.
МК: Все были против него. Потому что… не знаю… ну, говорили, что у него обаяния мало и так далее и так далее.
ЛЧ: Угу.
МК: Вот. А… а вот вместе с тем утвердили Жорочку. И вот Высоцкого – вот, видите, какую… он бы мог просто промолчать, когда ему сказали, что: «Не знаю, кого снимать, я… хоть картину закрывай!» Он же посоветовал Жороньку, прекрасного актёра! А то бы посоветовал, мол, какого-нибудь дерьмо-актёра и так далее. Он…
ЛЧ: Ага. А он как, позвонил или сам приехал сказал, как?
МК: Не… ну, я не знаю, ну, он был он? Он потом был у нас, всё. А… нет, это он сказал Полоке: «Я тебе дам (нрзб)», и Полока… вот я п… я говорю, я приехала…
ЛЧ: Ну, понятно.
МК: …и смотрю – у нас Полока сидит.
ЛЧ: А вот там же Георгий Александрович песню Высоцкого пел в… в картине…
МК: Это Высоцкого разве, да?
ЛЧ: Да, две песни!
МК: А я не помню. Я помню, что Жора там что-то пел: «Я понял всё…» (напевает) чего-то там пе… пьяненький он там (нрзб).
ЛЧ: Да, да, да, это его песня.
МК: Да, это Высоцкого, да?
ЛЧ: Да, да, это его песня.
МК: А-а-а!
ЛЧ: Вы об этом не знаете ничего, да?
МК: Нет, я не знала, что это Высоцкого песня. Я знаю, что Жора говорил, что: «Ой, нет, нет, я не поющий, я петь не буду!» Но тут он должен быть пьяненький, и так ему и сказали: «Ты пой дурным голосом!», что, говорит, я и сделал. Он так и говорил: «Нужно было дурной голос, вот, что я и сделал!»
ЛЧ: Да, так и есть вообще-то.
МК: Да, да, да, вот это Жоронька.
ЛЧ: Угу. А «Внимание, цунами!» знаете такой фильм?
МК: Счас… конечно! Вот. И… да. А как вот я говорю, у меня была очень хорошая роль вот этой взбесившейся общественницы…
ЛЧ: Ага, ага.
МК: …у этого, у Полоки. Когда он… он же меня пришёл приглашать, а совсем не… не Жору. Вот. И он снимал, и, действительно, всё это было снято. Причём, текст был ну, такой, что ну, я говорю: «Гена, Гена, не пройдёт это!» «Я отвечаю!» Я говорю: «Да сними два варианта: один – вот тот, что я предлагаю, приглаженный текст…»
ЛЧ: Угу.
МК: Он говорит: «Нет, я отвечаю! И будешь говорить только этот текст!» Я говорю: «Ну, что тебе стоит, ну, сделай два дубля, потом выберешь сам!» Нет, сделал один. И, конечно, у меня вся роль пошла под ножницы.
ЛЧ: Понятно.
МК: И он, когда была премьера, он даже спрятался от меня…
ЛЧ: «Один из нас»?
МК: …в дом кино… ага, Полока.
ЛЧ: Ага. А Высоцкий не был на премьере?
МК: Не помню. Наверное, был на премьере… а, нет, поскольку он не снимался.
ЛЧ: Угу. А во… а вот на этих фильмах: на «Стряпухе», на «Опасных гастролях» Вы премьеры помните?
МК: Не-а, не помню.
ЛЧ: Ага. А по… по «Внимание, цунами!» расскажите, что знаете.
МК: Не знаю, мне картина эта не понравилась.
ЛЧ: Угу. А Вы… Высоцкий там не снялся, его тоже пробовали, что ли? Как Вы думаете?
МК: А он что, на этой картине разве сни… я не знала, что он пробовался там! А почему заговорили вообще?
ЛЧ: Да потому что там его опять же две песни есть!
МК: А-а-а! Нет, он не… нет, он, наверно, не пробовался.
ЛЧ: И это… там снималась Таня Иваненко.
МК: Я тоже не помню. Я вообще эту картину не любила, и тогда-то её так смотрела еле-еле.
ЛЧ: Ага. А Георгий Александрович Вам что-нибудь рассказывал об их дружбе, там, отношениях, встречах?
МК: А чего рассказывать, так сказать? Я… я и так всё видела.
ЛЧ: Ну, скажем о… как они в Одессе снимались, не… не… не говорил ничего?
МК: Нет, он подробности не рассказывал. (нрзб) чего там рассказывать? Я знаю, что они были очень дружны! Хотя я говорю, счас вообще вот… ну, счас не знаю, как в последнее время. Одно время же все дружили с Высоцким! Все абсолютно!!! Кому ни обратишься – этот друг, этот друг, этот друг. Не знаю (нрзб). Я знаю, что они с Жорой очень были дружны.
ЛЧ: А Вы в этом доме давно живёте?
МК: С сове… с его основания.
ЛЧ: Вот, с 40-како…
МК: С 57-го года.
ЛЧ: С какого?
МК: С 57-го.
ЛЧ: С 57-го, да?
МК: Да, да. А до этого я жила на Пушкинской площади, где мы вот… где, знаете, Страстной бульвар. Дом 2 – это ВТО, дом 4 – следующий, а мой – дом 6 был.
ЛЧ: А Высоцкий Вам песни никакие не посвящал или Георгию Александровичу?
МК: Нет.
ЛЧ: А вот мы знаем, что…
МК: А вот, да, вот когда вот, я говорю, он сидел вот у нас с Мариной тогда…
ЛЧ: Да, да!
МК: …она ему тихонечко так нашёптывала: «Володь, вот эту спой, вот эту, вот эту…», и он очень, так сказать, послушно себя вёл. И так, он там напоёт что-то, она говорит: «Нет, вот не так, что вот это, там, помягче или, там, наоборот что-то…», он повторял. Как же это я… ну, кто знал, что Высоцкий будет таким гениальным?
ЛЧ: А вот мы знаем, что Георгию Александровичу он посвятил песню «Спасите наши души». Ну, Вы эту песню знаете?
МК: Конечно. Но я не…
ЛЧ: Не помните Вы такого?
МК: Кого?
ЛЧ: Ну, чтоб он посвящал ему эту песню?
МК: Я не знаю… может быть. Может быть. Потому что, я говорю, он очень нежно относился к Жорочке. Вот я говорю, лекарства, там, это уже через Марину из Парижа он привозил.
ЛЧ: Угу, угу. А как проходили съёмки «Внимание, цунами!», где это вообще было?
МК: Ой, это я не знаю, я не была там.
ЛЧ: В общем, Вы ничего не знаете про это, да?
МК: Я не была, и я… я… мне фильм не понравился, и… и сценарий мне не нравился. Так что я…
ЛЧ: Угу.
МК: Я вот… вчера тут была картина «Грех»… позавчера, что ли…
ЛЧ: Ага.
МК: Он там, Жора такой страшный! Но он в этом отношении молодец: он никогда себя внешне не старался… он был в общем красивый мужик, интересный мужчина. Он никогда себя не старался прилизать, вот здесь покрасивше, как говорится – Боже упаси! Вот я помню, «Офицеры», Лановой: «Подхо… не, не, не, отойдите, отойдите, там!», когда они возраст пожилой играли.
ЛЧ: Ага.
МК: А Жору пудрили этим… он же тогда седым не был. Се… седину делали и всё. Он говорит: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!»
ЛЧ: Угу. А… а на концертах у Высоцкого Вы не бывали?
МК: Нет. Специально нет. Я была, когда в «Товарищ кино». Он же тоже, по-моему, участие принимал. Там я была.
ЛЧ: А это когда было вообще?
МК: Это вот в те годы. Там… были там, встречи со зрителем, были, конечно. Вот. Он с гитарой, он всё время, он с ней не расставался, он всё время с гитарой ходил, так сказать. Поэтому, конечно, он там пел.
ЛЧ: Так, значит, на Невском, да?
МК: А?
ЛЧ: Это на Невском?
МК: Как на Невском?
ЛЧ: Ну, Вы говорите, вот вс… встреча с кино – это на Невском была, да?
МК: Нет, что… да… «Товарищ кино» было всегда, да.
ЛЧ: А, «Товарищ кино»!
МК: Это называлась такая… ну, «Товарищ кино», там участвовали не только э-э-э… как говорится, звёзды кино, там и популярные очень – вот Кобзон принимал участие.
ЛЧ: Ага, Ага.
МК: Популярные и артисты эстрады и так далее. Это, так сказать, ну, сливки…
ЛЧ: Ага… извините, я… я…
МК: До этого были концертные номера (нрзб)
ЛЧ: Извините, я просто не понял, где это происходило?
МК: Во всех городах.
ЛЧ: Ага.
МК: А вот потрет этот – потому что это в Ленинграде было. Начали в Ленинграде (нрзб)
ЛЧ: Ага. А насколько часто всё это происходило?
МК: Насколько что?
ЛЧ: Насколько часто?
МК: Ну, месяца два. А-а-а… раза два в месяц. А ведь бывает и три. Это во многих городах.
ЛЧ: А-а-а! Ага. Ага.
МК: По всему Союзу ездили.
ЛЧ: Понятно. А у них с Георгием Александровичем случайно не было таких вот, скажем, общих концертных программ, они вместе не выступали нигде?
МК: Нет. У нас с Жорой была сцена, мы её играли.
ЛЧ: Вы вместе, да?
МК: С Жорой, да.
ЛЧ: Ага.
МК: Из «Живой жизни».
ЛЧ: А насколько часто Владимир Семёныч у вас дома бывал?
МК: Ну, не так, чтобы очень, но бывал.
ЛЧ: Ага. Ну, были как… был какой-то период наиболее тесного общения, или в последние годы он не заезжал к вам уже?
МК: В последние годы – нет.
ЛЧ: Нет, да?
МК: Нет. Перезванивались. Нет (нрзб), а так нет.
ЛЧ: Угу. Значит, вот пик вашего общения – это где-то в районе фильма «Стряпуха»…
МК: Вот, вот, вот, «Стряпуха»…
ЛЧ: …«Внимание, цунами!», там, скажем, да?
МК: «Стряпуха», «Внимание, цунами!»…
ЛЧ: «Гастроли»…
МК: «Опасные гастроли». Вот и всё.
ЛЧ: Ага. Вот в этот период в основном, да?
МК: В этот период, да, да, да. Вот да. И общались… и вот когда они только вот с Мариной Влади.
ЛЧ: Угу. Муза Викторовна, а Георгий Александрович где работал за свою жизнь вообще, в каких театрах?
МК: Тоже… только… тоже, там…
ЛЧ: Только там, да?
МК: …в театре киноактёра, да.
ЛЧ: Только там. Угу. А вот Вы ничего не знаете о том, что Высоцкий написал песню по заказу кинотеатра… э-э… по заказу театра киноактёра?
МК: Какую?
ЛЧ: «Словно в сказке, на экране, и нужен чародей…», не слышали такую песню?
МК: У-у.
ЛЧ: Вот он сам говорил, что он написал по заказу театра киноактёра.
МК: Ну, что же, значит… э… и ка… а к… и где она, так сказать, и… кем она исполнялась?
ЛЧ: А только им. Она предназначалась вообще для актёров, чтоб актёры пели на выступлениях эту песню. Но почему-то никто её больше не пел, кроме него.
МК: (нрзб) прекрасно, раз он… так, как он исполнял – так никто и не исполнит никогда.
ЛЧ: Ну, это был ещё-то 70-й год, как раз тот период.
МК: Да (нрзб)
ЛЧ: А вот в общественных местах вы с ним не встречались, скажем, там, ЦДЛ, дом кино, театры?
МК: Нет, в доме кино часто встречались.
ЛЧ: Угу. А по каким поводам, не помните?
МК: Ну, какая-то картина… какая-нибудь там была, он был и мы были. (нрзб) в ресторанчик ходили даже иногда там, в доме кино.
ЛЧ: Ага. А вот, на… на кинофестивалях, скажем?
МК: Нет, на фити… фити… фестивали – это в других городах уже было. Нет.
ЛЧ: Ки… кинофестивали? Они в Москве были! Международные кинофестивали.
МК: Да я знаю… я счас вспомню… нет, он там… Бондарчук, Скобцева, по-моему, там Володи не было. Так что…
ЛЧ: Ага. А вот, скажем, с-с-с днём рождения когда-нибудь поздравлял он вас специально, звонил, там, приходил?
МК: С Новым Годом поздравлял.
ЛЧ: С Новым Годом?
МК: Угу.
ЛЧ: А с каким, не помните?
МК: Нет. Ну, в те годы очевидно.
ЛЧ: Угу. И в какой форме поздравлял он вас?
МК: «Ребята, желаю, желаю!» Ну, тогда взаимно.
ЛЧ: Угу. В с… в стихах не было никогда?
МК: Нет, по-моему.
ЛЧ: Угу.
МК: Они ведь… Жора тоже писал стихи. Они… они собирались вот у нас когда дома, они соревновались в четверостишии.
ЛЧ: Да? (удивлённо)
МК: Угу.
ЛЧ: Ох, и интересно как!
МК: Да. У нас вообще дома было очень интересно всегда.
ЛЧ: А это не осталось на бумаге?
МК: Конечно, нет. Я и Жорочкины не могу найти.
ЛЧ: Да ни… они п… они просто устно или записывали что-то?
МК: Записывали! Дак… на… ну, на листочках, конечно.
ЛЧ: Ну, значения не придавалось, да?
МК: Не-е-ет! Это просто – как капустник, так сказать, как тост. (нрзб)
ЛЧ: А что-нибудь не помните из этих стихов?
МК: Ничего. Абсолютно! Я да… я Жорочкины счас иду, и он… он, с моей точки зрения ну, очень хорошие стихи, с таким юмором… я не могу найти эту тетрадь!
ЛЧ: А Высоцкий как оценивал его дарование?
МК: Он его очень любил как актёра, очень ценил.
ЛЧ: Я – в смысле, как… как… э-э… как поэта, скажем?
МК: Да нет, ну, они – так: давай, ты поэт и я поэт, давай! Вот так.
ЛЧ: Ага, ага. А эт… это было у них как бы эпиграммами, что ли? Или… ну, в каком жанре они писали вообще?
МК: Ну, типа, не… не то, что эпиграммы, ти… ну, типа тоста вот э-э…
ЛЧ: Четверостишия, да?
МК: Да, да. (нрзб) ну, 8, так сказать, строчек – вот так. Но не… не… не больше.
ЛЧ: Ага. А Вы у него дома не бывали? Георгий Александрович не бывал ли?
МК: Счас, секунду, наверно, были, по-моему. Только вот то… тоже на это вот… в районе Грузинской, вот здесь.
ЛЧ: Возле зоопарка, да?
МК: Да, да, да, да, да.
ЛЧ: Малая Грузинская?
МК: Да, да, да, да.
ЛЧ: Бывали всё-таки, да?
МК: Были, конечно! (нрзб)
ЛЧ: Он вас сам приглашал, да?
МК: Конечно.
ЛЧ: А по какому поводу, не помните?
МК: А я не помню.
ЛЧ: Угу. Понятно. Муза Викторовна, ну, я Вам как-нибудь ещё раз позвоню, можно?
МК: Пожалуйста.
ЛЧ: Вот насчёт этой картины…
МК: (нрзб) если вспомню. Может, я ещё что-то вспомню.
ЛЧ: Конечно, конечно.
МК: Вспомню, я человек (нрзб) я теперь записываю (нрзб) всё сделаю (нрзб), так сказать, со столькими интересными людьми я встречалась!
ЛЧ: Да! Да… может быть…
МК: Вот, пожалуйста. (нрзб) когда мне было, в 36-м году пере… а он и закрыт был, этот театр в 36-м году. А я участвовала в спектакле «Мольба и жизнь», последний спектакль по Жаку Дювалю… (нрзб) автор.
ЛЧ: Ага.
МК: …который во втором МХАТе шёл. Второй МХАТ же был в том театре, где счас Детский.
ЛЧ: Ага.
МК: Это Сац там всё сделала. Всем (нрзб) говорила, что Детский театр должен быть на Театральной площади: Большой, Малый и Детский. Вот она всю эту заваруху начала. Ей сказали, что второй МХАТ… есть один МХАТ, зачем второй МХАТ? Вот так вот. Не пошло. А я там вот участвовала в этом спектакле.
ЛЧ: А-а-а, вот оно что!
МК: Да.
ЛЧ: Понятно. Муза Викторовна, а ещё в каких-то городах Вы с ним не пересекались?
МК: Не помню.
ЛЧ: Кроме «Стряпухи».
МК: Нет, по-моему. В фильмах – нет.
ЛЧ: Не в фильмах, а так, в жизни вообще?
МК: Не помню. Где-то наверняка «Товарищ кино», где-то раз и…
ЛЧ: Ага. То… только в этом, в «Товарищ кино», да?
МК: Да. А так – нет.
ЛЧ: Угу.
МК: Да наверняка, потому что мы…
ЛЧ: А вот я ещё слышал, значит, такую версию, что на «Стряпухе» актёры очень сильно усугубляли, значит, этим… ну, спиртными напитками, там, в общем, какие-то проблемы возникали.
МК: Нет.
ЛЧ: Нет? Нормально всё было, да?
МК: Нормально.
ЛЧ: Ага.
МК: Нет, группа была очень хорошая и очень добрая. Выпивали, всегда выпивали. Но, я говорю, вот когда я приехала, всю ночь сидели, и он с гитарой всё. Никаких эксцессов, никаких ничего!
ЛЧ: Ага. А о том, что в этот месяц у него свадьба была, Вы знали?
МК: В каком месяце?
ЛЧ: Вот в июле 65-го года, во время съёмок «Стряпухи».
МК: У Володи свадьба была?
ЛЧ: Да.
МК: С Мариной?
ЛЧ: Нет, с-с-с…
МК: А, с Абрамовой?
ЛЧ: Да, с Люсей.
МК: Ну, мы знали, что у него жена и двое детей. Это мы знали.
ЛЧ: Ну о свадьбе не знали ничего, да?
МК: Не-а. Ну, мы знали, что о… она официальная жена – это мы знали. А когда свадьба, что… наверно, это в Ленинграде было. Она же питерская.
ЛЧ: Нет, она моско… москвичка она.
МК: Москвичка?
ЛЧ: Угу.
МК: Это, наверно, потом. А тогда она, по-моему… (нрзб)
ЛЧ: Они просто познакомились там.
МК: А-а-а, ну, это я помню, на «Се… самолёт просит посадку»… на…
ЛЧ: Да, да, да, да.
МК: Да, да, да, да.
ЛЧ: Где Шагалова играла там…
МК: Да, да, да, да!
ЛЧ: …главную роль.
МК: Да, да, да, да, да.
ЛЧ: Угу.
МК: Ага.
ЛЧ: Угу.
МК: Вот это я и знала. Она (нрзб) да, да, она и, кстати, говорила тут вот, говорит, вот там про Высоцкого, там, ходят всякие, там, что он…
ЛЧ: Ваша соседка.
МК: Да ну, это моя подруга!
ЛЧ: Ха!
МК: …вот, мы с ней на одном курсе же учились! Вот. И э-э-э… и она говорила: «Вот Володя, говорит, у меня часто, говорит, занимал деньги, но всегда отдавал минута в минуту! Вот брал на… э-э… до вечера – вечером принёс, вот так вот. Поэтому я, говорит, ему всегда буду давать, всегда буду одалживать, если ему нужно!»
ЛЧ: Угу. Нет, но а вообще вот, основное занятие вот в свободное время между съёмками на «Стряпухе» какое было?
МК: Да ведь, соб… собственно, свободные вечера кабы были – как вот сидели вот в саду, конечно.
ЛЧ: (нрзб)
МК: Конечно, э-э-э-м-м… пили. Да там, знаете, там вина, значит, такие были…
ЛЧ: Ну, дешёвые, да.
МК: Слабые, слабые, да.
ЛЧ: Ага.
МК: Такие вот (нрзб)
ЛЧ: В общем, развлекались так, да?
МК: Ну, а чего же нет? Конечно! Но с… с-с… сильных этих крепких не пили.
ЛЧ: Угу. Вы там ма… Вы там были почти весь период, да, съёмок?
МК: Много я была, долго.
ЛЧ: Много, ага, понятно. Хорошо, Муза Викторовна! Ну, уж, в общем-то, можно будет как-нибудь подъехать, пе… этот… переснять этот портретик у Вас?
МК: (нрзб) только знаете, то… Вы тогда только это… последняя лампочка, потому что днём, я когда говорю… вот я написала… где написано: «Желаю большого счастья!», я смотрю на этот портрет счас…
ЛЧ: Ага.
МК: …там светлыми под портретом. А вот где они – это надо смотреть специально, потому что он так сбоку… и когда я говорю: «Вот здесь вот!», говорит: «Где? Где? Где? – так смотрит, А-а-а, да, да, да, он говорит…»
ЛЧ: Ту… тускло, да?
МК: Да, тускло и-и-и…
ЛЧ: Ну, ничего, это переснимем.
МК: Вы мне тогда, так сказать, просто лампочку посильней берите.
ЛЧ: Ага. Конечно, конечно.
МК: Ага.
ЛЧ: Конечно. А когда Вам можно так вот реально позвонить, чтоб уже…
МК: Ой, счас я… счас я не могу Вам сказать ничего. Я счас очень себя плохо чувствую.
ЛЧ: А-а-а… (вздыхает) Ну, что ж, Муза Викторовна, спасибо Вам огромное!
МК: Да.
ЛЧ: Ну, тогда через недельку можно позвонить?
МК: (нрзб) Пожалуйста, позвоните и договоримся.
ЛЧ: Хорошо, Муза Викторовна!
МК: Угу.
ЛЧ: Кстати, Вам от Галиевых привет большой!
МК: От кого?
ЛЧ: От Га…

беседа по телефону
22.05.1998

Крепкогорская Муза Викторовна

Лев Черняк: …ка.
Муза Крепкогорская: Прописка, что «Музочка… или Муза, я сделал то… то, что о чём просил, что ты ей напишешь! Володя Высоцкий».
ЛЧ: А что он сделал?
МК: Ну, он мне там принёс (нрзб) что… что там было…
ЛЧ: Чего, чего?
МК: …ле… лек… лекарства для Жоры принёс там, это принёс и оставил записочку.
ЛЧ: Ну, надо же, а!
МК: Ну, я её, конечно, найду! Ну, Вас же… у Вас время поджимает?
ЛЧ: Да нет, не поджимает, нет, нет, нет, что Вы, что Вы!
МК: Я… я знаю, что я её найду.
ЛЧ: Угу, угу.
МК: У меня просто был ремонт, там, был (нрзб).
ЛЧ: Ещё интересно, плёнка если б нашлась – вообще бы здорово было бы!
МК: Да! Мне самой нужно очень!
ЛЧ: Это всё очень ценно!

беседа по телефону
22.10.1998

Теперь мне уже не вспомнить, звонил ли я Крепкогорской, и сколько раз звонил, и о чём были наши разговоры… наверняка ведь звонил… но совершенно точно, что ни один из обещанных экспонатов мне не довелось подержать в руках. Почему я не писал эти разговоры? Вероятно, я полагал, что никогда не забуду об их содержании. Сейчас же я в тысячу первый раз проклинаю себя за эту идиотскую самоуверенность! После её смерти имуществом семьи распоряжался В.И. Мережко, который по моей просьбе передал мне несколько магнитных лент из квартиры, на которых я ничего не нашёл по делу. Вскоре туда въехали какие-то родственники Юматова, и я, договорившись с ними о встрече, послал вместо себя одного моего приятеля, который, с его слов, заснял на этой квартире видеосюжет с участием того самого портрета и гитары, на которой якобы играл ВВ. Я даже не нашёл времени на то, чтобы хотя бы просмотреть этот материал. С этим приятелем давно уже нет никакой связи, хотя я был уверен, что мы с ним навсегда останемся в дружеских отношениях. Я знал, что нужно было снять копию хотя бы ради смеха, на всякий случай, но мне, как всегда, не позволила это сделать сумасшедшая занятость. Как же я сейчас ценю казавшиеся мне когда-то глупыми наставления старших по опыту товарищей: «Отложи все дела и сделай отчёт о походе или поездке!» Очень хочется сегодня особо отметить участие в моём воспитании Игоря Рогового, недавно ушедшего от нас. Хоть я и высказывался о его влиянии на ход музейно-научной работы не совсем положительно, но именно он меня буквально обязал во что бы то ни стало находить возможность записывать любые разговоры с очевидцами, выпрыгивая из кожи! И эти слова постоянно гремят в моей голове как Царь-колокол, не давая расслабляться.

Автор:  vitakh [ 31 дек 2013, 19:08 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Лев Черняк - Интервью - Пилявская Софья Станиславовна (1911 – 2000)

Софья Пилявская: Это кто?
Лев Черняк: Это с Вами говорит биограф Высоцкого.
СП: А-а-а, здравствуйте!
ЛЧ: Что, что?
СП: Я говорю здравствуйте!
ЛЧ: Здрасьте. У нас вот один вопросик такой маленький.
СП: Да.
ЛЧ: Не… я Вас не задерживаю, ничего?
СП: Да, да, пожалуйста.
ЛЧ: А-а… мне сказали, что Вы можете нас просветить по поводу того, как Высоцкий ходил к Елене Сергеевне.
СП: Вы знаете, я знаю, что он там бывал, но немного, один или два раза. Но я его… с ним там не встречалась.
ЛЧ: А это от кого Вы знаете, от Елены Сергеевны?
СП: Вы знаете, это так было давно…
ЛЧ: Угу.
СП: …что я Вам счас не могу сказать.
ЛЧ: А по какому поводу он туда… там бывал, что он там делал?
СП: Понятия не имею. Кто-то, если… у-у-у… я понимаю, что Вас любая деталь интересует…
ЛЧ: Да, конечно!
СП: …я могу спросить, но не сегодня и не завтра… у-у… я могу спросить у невестки Елены Сергеевны.
ЛЧ: Ага, ага.
СП: Потому что, может быть, она знает. Я этого не слышала от Елены Сергеевны.
ЛЧ: Угу, угу, угу.
СП: Но, может быть, он встречался с Олегом Николаевичем, это в смысле возраста…
ЛЧ: Угу.
СП: …или с младшим сыном Елены Сергеевны – вот это вернее.
ЛЧ: А с Олегом Николаевичем – Вы кого имеете в виду?
СП: Ну, Ефремов!
ЛЧ: Ефремова, да? Угу.
СП: Ну, Ефремов видался с Сергеем, с её сыном.
ЛЧ: Угу, угу.
СП: А про Высоцкого я лично не слыхала.
ЛЧ: Угу.
СП: Кто-то мне вот из людей, которые собирают сведения, спрашивал.
ЛЧ: Спрашивал, да?
СП: Я говорю: «Наверно, возможно и был, но я этого конкретно подтвердить не могу…»
ЛЧ: Угу.
СП: …потому что я бывала у неё очень часто и очень близко с ней была… в общем, дружила».
ЛЧ: Угу.
СП: Ну, как-то разговоров о нём я никогда не слышала.
ЛЧ: Угу.
СП: Так что думаю, что это могло относится к её покойному сыну Сергею…
ЛЧ: Угу. Ага. А у Ва… ага.
СП: …к младшему сыну.
ЛЧ: А у Вас были контакты с ним лично, с… с… с Ва… с Высоцким (нрзб)?
СП: Ну, поскольку он был наш студент школьный…
ЛЧ: Ну, да, да.
СП: …на… на его курсе я не работала.
ЛЧ: Угу.
СП: Вот. Я помню, что уже когда он… это было ме… не последние его годы, что он приехал к нам после какого-то своего спектакля и много читал.
ЛЧ: Читал или пел?
СП: Читал что-то.
ЛЧ: Свои стихи читал?
СП: Да.
ЛЧ: Это как бы концерт был, получается так?
СП: Нет, ну, какой концерт? Он приехал в свою школу. Тогда были другие взаимоотношения. Его попросили, наверно, его сокурсники. Я была там после своих занятий, поэтому попала.
ЛЧ: Ну, это не был юбилей какой-нибудь МХАТовский, нет?
СП: Нет! Никакой это… это теперь только каждую минуту устраивают какие-то юбилеи, там, парады! Это было всё… он просто пришёл, было несколько педагогов, которые к этому времени были, и, конечно, набежали студенты и младшие и старшие.
ЛЧ: Угу, угу. А…
СП: И он был очень утомлённый, читал недолго. Помню его такую фразу… о чём просила его эта девочка, что он должен был ей читать – это я счас не могу Вам сказать…
ЛЧ: Угу.
СП: …а помню его фразу: «Нет, это не пойдёт, дорогая, не могу!»
ЛЧ: Угу.
СП: Вот эту фразу я помню точно! Помню, что я с ним здоровалась, помню, что я говорила ему потом «спасибо». Ну, тогда не придавалось это такого значения-то, естественно.
ЛЧ: Угу.
СП: Так что никаких, ну, что ли, фиксаций или чего-то надо запомнить, что было… ну, был обыкновенный вечер.
ЛЧ: Угу. А вот таких вот Вы… совместных работ у Вас с ним не было в театре, в кино, может, пробовались где-нибудь, нет?
СП: Нет, ну, он же не у нас в театре был, он же был на Таганке.
ЛЧ: Н… ну, он был и в Пушкинском, и в миниатюре.
СП: Ну, я-то была всегда в Художественном театре…
ЛЧ: Ну, понятно, угу.
СП: …ни в каком другом я не была.
ЛЧ: А в… в кино никогда Вы с ним не встречались, да?
СП: Нет, нет.
ЛЧ: Даже проб никаких не было вместе, да?
СП: Нет, нет, нет. В кино не пересекались, как теперь говорят.
ЛЧ: Угу.
СП: Нет. Я очень высоко его ценила, его талант, его темперамент.
ЛЧ: А из спектаклей что Вам больше нравится вот с его участием?
СП: Сейчас я не могу сказать. Я очень много… я… да… да всё он делал хорошо! Он плохо не умел.
ЛЧ: Угу.
СП: Ну, во всяком случае, надо с кем-то близким, кто с ним общался вне студии, в жизни (нрзб)
ЛЧ: Нет, это само собой, нас любой человек интересует.
СП: Ну, так вот, наверно, лучше всего Вам скажет Абдулов.
ЛЧ: Ну, мы с ним говорили уже.
СП: Нет, ну, вот Абдулов мог знать, был он у Елены Сергеевны или нет.
ЛЧ: Угу.
СП: Потому что он был с ним очень близок.
ЛЧ: Угу, угу.
СП: А я не могу Вам ответить на этот вопрос конкретно.
ЛЧ: Угу. Ну, вот, Вы сказали, что не се… (пауза в записи)
СП: …(нрзб) из больницы.
ЛЧ: А-а-а! Вот в чём дело. Угу.
СП: Да. И я… если у меня будет возможность какого-то контакта – я спрошу. Но думаю, что она знает меньше меня, потому что она очень много лет жила в Америке, она переводчик.
ЛЧ: Угу, угу.
СП: Думаю, что… постараюсь узнать у н… у её сына.
ЛЧ: Угу.
СП: То есть, сына Сергея Сергеевича, того.
ЛЧ: Угу.
СП: С кем он мог общаться.
ЛЧ: Если можно, конечно.
СП: (нрзб)
ЛЧ: Нас это о… очень интересно!
СП: Да, конечно.

беседа по телефону
06.07.1998

В этом случае шансы что-либо разузнать в связи с моим основным вопросом были настолько невелики, что я, видимо, так и не перезвонил Софье Станиславовне, просто почти не было смысла её тревожить ещё раз.

Автор:  vitakh [ 31 дек 2013, 19:17 ]
Заголовок сообщения:  Re: Интервью Льва Черняка

Лев Черняк - Интервью - Ростова Евгения Михайловна (22.12.1916 - 2001)

23.06.1997 мне довелось присутствовать на похоронах Семёна Владимировича Высоцкого. После прощальной церемонии родственников, друзей и знакомых покойного повезли в столовую, которая находилась непосредственно за домом Семёна Владимировича, в котором он проживал до конца своих дней многие десятилетия. Я там оказался исключительно по той причине, что работал на тот момент в ГКЦМ. Взять диктофон на это мероприятие я почему-то побоялся. За столом по левую руку от меня оказалась женщина преклонного возраста; следующим за ней был Борис Сергеевич Брунов, с которым я хотел договориться о разговоре, но тот очень быстро ушёл и я ничего не успел предпринять. Через два месяца и его не стало. Зато моя соседка то и дело обращалась ко мне с просьбой налить ей ещё и ещё. Через какое-то время слово взяла Нина Максимовна и стала перечислять самых близких, собравшихся за данным столом. Не услышав себя в списке, порядком захмелевшая дама прямо мне в ухо возмущённо выкрикнула: «Ниночка, а как же я?!» Но никто как будто не обратил внимания на этот всплеск, Нина Максимовна закончила речь, а я на всякий случай принялся устанавливать личность моей соседки. Под мощными парами алкоголя она мне прямо назвалась любовницей Семёна Высоцкого и дала мне свой телефон для продолжения разговора на эту тему.

Евгения Ростова: Алё!
Лев Черняк: Ало!
ЕР: Да.
ЛЧ: Это Евгения Михайловна?
ЕР: Я.
ЛЧ: Добрый вечер!
ЕР: Добрый!
ЛЧ: Это Вам звонит Лёва. Если помните, Вы мне дали свой телефон на поминках у Семёна Владимировича.
ЕР: О-о-й! Вы счас не вовремя звоните, у меня очень важные дела. Знаю, да.
ЛЧ: А, понятно. Хорошо. Когда Вам перезвонить можно, скажите.
ЕР: Вообще счас нельзя, счас нет возможности.
ЛЧ: Понятно. Ну, через неделю, когда, через месяц?
ЕР: Да, да, да. Через недели три-две.
ЛЧ: Понятно.
ЕР: Я помню, Вы сидели справа.
ЛЧ: Да, да, да, да, да!
ЕР: Да. Сеню очень помню. Стоит на столе у меня его фотография, которую он мне прислал на фронт, нашёл адрес, полевую почту. Стоит. А когда его захоранивать будут, не знаете, Лёва?
ЛЧ: Нет, вот этого я Вам не могу сказать.
ЕР: Да?
ЛЧ: Я знаю, что ещё не захоронили.
ЕР: Ну, так ещё, конечно, наверно. Так что Вы меня извините, я не смогу (нрзб) с Вами встречаться и разговаривать счас, нет. Очень важные дела.
ЛЧ: Понятно. Ну, хорошо, я Вам позвоню недели через три, да?
ЕР: Хорошо.
ЛЧ: Угу. Хорошо. Ну, всего доброго, Евгения Михайловна!
ЕР: Счастливо, до свидания!
ЛЧ: До свидания!

беседа по телефону
30.07.1997

Ростова Евгения Михайловна

Евгения Ростова: …вот, в общем-то общалась только с Владим… Семёном Владимировичем. А то я видела его, он у меня бывал, был два раза. Я помню его. Вы-то сидели справа у меня…
Лев Черняк: Да, да, да.
ЕР: …а слева сидел Борис Сергеевич, которого уже нет.
ЛЧ: Которого тоже уже нет, да.
ЕР: Так что Вы меня извините…
ЛЧ: А, и Вы…
ЕР: …я очень… всё мне дорого, всё, что связано, я видела Володю Высоцкого…
ЛЧ: Да, да, да.
ЕР: …во всех ролях на Таганке – вот единственное, что я могу сказать.
ЛЧ: А он Вас сам приглашал, да?
ЕР: И он приглашал, и… нет, у меня в театре много знакомых было.
ЛЧ: А, в теат…
ЕР: Нет, я в основном с Семёном. Семён мой друг, он нашёл мой адрес на фронте полевой почты, прислал мне фотографию. Ну, это Вам уже н… неинтересно, ни Вам, ни…
ЛЧ: Почему? Интересно будет.
ЕР: Нет, нет. Я передумала, в общем. Так что я очень извиняюсь, я…
ЛЧ: А, Евгения Михайловна!
ЕР: Да!
ЛЧ: А Вы сказали, что Семён Владимирович Володю при… приводил на Ваши дни рождения?
ЕР: Один раз, да.
ЛЧ: Один раз?
ЕР: Да.
ЛЧ: А извините, когда это было, Вы не скажете?
ЕР: Нет, это я не помню. Это…
ЛЧ: А ка… какого числа хотя бы?
ЕР: 22-го декабря.
ЛЧ: 22-го декабря? А он ещё маленький был, да?
ЕР: Нет, нет, он уже был… тогда я была такой… э… такая театрализованная там при ЦДРИ «Синяя птичка», он там был. И Семён уже был у меня, все гости, и он пришёл после засе… Володя после заседания «Синей птички». Нет, он уже был взрослый.
ЛЧ: Это когда Володя в «Синей птице» играл?
ЕР: «Синей птичке»! Нет!
ЛЧ: А… а что это такое?
ЕР: Это… это такое, при ЦДРИ было такое орга… такая театральная молодёжная организация «Синяя птичка».
ЛЧ: А! И Высоцкий там Володя участвовал как-то?
ЕР: Ну, это я знаю, что он там был на репетиции, поэтому он пришёл уже поздно.
ЛЧ: А-а-а!
ЕР: А Семён хотел очень его… чтоб он с моим мужем общался, потому что ведь и Володя ученик во МХАТе Массальского…
ЛЧ: Да, да.
ЕР: …прекраснейшего артиста и педагога. А Массальский играл в моего мужа пьесе главную роль «Зима тревоги нашей» по Штейнбоку.
ЛЧ: Ага. А В… а Вы где были, в каком театре?
ЕР: В Центральном Детском.
ЛЧ: Угу.
ЕР: (нрзб) ГосЦенТЮЗ назывался, Государственный Центральный те… театр юного зрителя.
ЛЧ: Угу. А с какого года по какой Вы там были?
ЕР: Я 4 года там была, потом уехала (нрзб) на войну добровольцем.
ЛЧ: А, то есть, ещё до войны, да?
ЕР: Да, да, да. В 4… уже уехала оттуда – как раз они… они поехали в эвакуацию, а я уехала, поехала с ними, поехала на Юго-Западный фронт.
ЛЧ: А Вы не помните, в каком году примерно это было 22-го декабря на день рождения, когда Володя приходил?
ЕР: Нет, нет, нет.
ЛЧ: Володя на Таганке уже был или нет ещё?
ЕР: Это я ничего не… нет, нет. Нет, что Вы, он в «Синей птичке» тогда был!
ЛЧ: А, то есть, до… до работы на Таганке ещё?
ЕР: Да, да, да. Он потом же в Киеве работал, Вы ж знаете, наверно?
ЛЧ: Володя?
ЕР: Ну, конечно!
ЛЧ: В Киеве работал?
ЕР: Конечно.
ЛЧ: Нет, про это мы ничего не знаем, что он в Киеве работал!
ЕР: Как это? Ну, его ж… сын-то его знает? Он работал в Киеве с его первой женой!
ЛЧ: Он п… мы знаем, что он просто в гости к ней приезжал туда, в Киев.
ЕР: По-моему, он там и работал тоже.
ЛЧ: Да?
ЕР: По-моему, да. Бунина, по-моему, его жена была?
ЛЧ: Ч… что Бунина?
ЕР: Жена была его первая. Там, в театре… ведь это…
ЛЧ: Ага.
ЕР: …в театре – это студия при том театре я когда-то кончила. Мы ж там… Семён же тоже оттуда!
ЛЧ: При… при Лесе Украинке?
ЕР: Да, да, да, да. Тогда он не назывался так. Киевский театр русской драмы назывался.
ЛЧ: Угу. Евгения Михайловна!
ЕР: Да!
ЛЧ: А Вы не помните, по ка… по какому адресу приходили к Вам Семён Владимирович с Володей на день рождения к Вам?
ЕР: Где я жила?
ЛЧ: Угу.
ЕР: На Пушкинской улице.
ЛЧ: Пушкинская улица. Да. А дом не помните какой?
ЕР: А как не помню! Я там жила на 25 лет, да!
ЛЧ: Да?
ЕР: Дом 4/2 на Большой Дмитровке.
ЛЧ: А-а-а! На Большой Дмитровке?
ЕР: Да, да, да.
ЛЧ: Понятно.
ЕР: Напротив филиала Большого театра.
ЛЧ: Ага. А ещё где Володю вид… видели?
ЕР: Я хо… на спектакли ходила к нему.
ЛЧ: На спектакли, да?
ЕР: А больше мы не общались, нет. Так что я подумала, и… и… зря, так сказать, трепология эта не годится. Семён – это я знаю его черты характера, отца его.
ЛЧ: Угу. Угу.
ЕР: Его че… доброту. Извините, он был в меня влюблён с детства. Мы ро… (нрзб) росли вместе, понимаете, в одном доме.
ЛЧ: Угу.
ЕР: И мама его – Ирадиада Алексеевна, бабушка Володи, называла меня всю жизнь, я уже была замужем, у меня известнейший режиссёр – мой муж, она меня называла всю жизнь невесткой!
ЛЧ: Как, как?
ЕР: Невестка. (нрзб) любовь.
ЛЧ: А, понятно.
ЕР: Ну, это полушутя всё.
ЛЧ: А… а в Киеве где Вы жили, в каком доме, адрес не помните?
ЕР: Как… как же я могу не помнить! Почему Вы так говорите?
ЛЧ: Просто мы нашли фотографию этого дома старую.
ЕР: Да, там Пушкин, он жил с… с п… с правой стороны, а я с левой. Ой, Ленина, 32… ой, Нестеровская, 32, 42…
ЛЧ: Ага.
ЕР: Вот.
ЛЧ: Эт… это перекрёсток, да?
ЕР: У него был красавец-отец, юрист, умница большая, Вы знаете?
ЛЧ: Владимир Семёнович?
ЕР: Да, да.
ЛЧ: Угу.
ЕР: Ну, Вы знаете столько же, сколько я. Но я про Володю ничего. Могу только зна… что сказать, что это был самый прекраснейший артист. Артист и поэт. Вот. А песни его я меньше, я не так. Я… безумно нравилось мне, как он играл на сцене.
ЛЧ: А к… кроме Таганки Вы его видели на сцене где-нибудь?
ЕР: Нет.
ЛЧ: Только на Таганке, да?
ЕР: А он нигде не работал ти… в Москве.
ЛЧ: Он работал в Пу… в театре Пушкина, в миниатюре.
ЕР: Это я не видела. Когда это он работал?
ЛЧ: До Таганки. Это 6… 60-й, 62-й год.
ЕР: Нет, это я не видела.
ЛЧ: Ну, вот. Евгения Михайловна!
ЕР: Да!
ЛЧ: А Вы не помните точный адрес, по которому Семён Владимирович жил в Киеве?
ЕР: Я Вам и говорю, Ленина, 42, а Нестеровская с у… со второй стороны, этот же дом 32. Есть же улица Франка, 32, Ленина, 42.
ЛЧ: Ага. А сча…
ЕР: Вот это мы в одном доме жили, мы каждый день друг у друга бывали в гостях. Он и его брат. Был у него же прекрасный брат, у Семёна Владимировича.
ЛЧ: Алексей?
ЕР: Да, мы Боба его называли, да.
ЛЧ: Угу.
ЕР: Боба. Он младше был на года полтора.
ЛЧ: А Володя в Киеве не бывал в детстве, Вы не помните этого?
ЕР: Нет, не бывал.
ЛЧ: Не бывал, да?
ЕР: Володи, по-моему, ещё не было тогда.
ЛЧ: А, до войны ещё, да?
ЕР: Да, да, да.
ЛЧ: Понятно.
ЕР: Мы вот как раз вспоминали, когда мы были вот э… с мамой его. Забыла, как имя-отчество.
ЛЧ: Мама чья?
ЕР: Володина.
ЛЧ: Нина Максимовна?
ЕР: Нина Максимовна. Мы вспоминали. Она меня хорошо помнит. Всё.
ЛЧ: Понятно.
ЕР: Вот. А Вы не знаете, как… где будут хоро… когда будут хоронить его, Семёна?
ЛЧ: Когда – не знаю, но где – я предполагаю.
ЕР: На Ваганьково, да?
ЛЧ: Да, на Ваганьково, вот во второй половине, где похоронена его у-у…
ЕР: Женя, Евгения Степановна.
ЛЧ: Да, Евгения Степановна, да.
ЕР: Да, да.
ЛЧ: Вот там, во второй половине, на… насколько я знаю.
ЕР: Ну, пожалуйста, передайте поклон (нрзб) какие-то были распри?
ЛЧ: Нет, нет… нет, всё нормально.
ЕР: Я читаю, я получаю много газет всяких: «Культуру»… всё, там…
ЛЧ: Угу.
ЕР: …были какие-то непонятные распри, что почему он директор. Угу. Я знаю это по некоторым издательствам. И Вам я желаю самого доброго!
ЛЧ: Угу.
ЕР: Лёв… Лёва Вас зовут?
ЛЧ: Да, Лёва.
ЕР: Всего Вам самого доброго, и извините меня…
ЛЧ: Бо… большое спасибо!
ЕР: Значит, я всё передумала, ничего не было. Просто я Вам уже всё по телефону рассказала об…
ЛЧ: Е… Е…
ЕР: А б… больше ничего…
ЛЧ: А, Евгения Михайловна!
ЕР: Что?
ЛЧ: Один вопросик ещё можно? Один!
ЕР: Да, да.
ЛЧ: А… а о Вашем муже можете рассказать что-нибудь?
ЕР: Ну, о моём муже в энциклопедиях есть, во всюду есть. Народный артист, профессор театрального искусства, известнейший режиссёр Норд. Бенедикт Наумович Норд.
ЛЧ: Понятно. Ну, в общем, всё можно почитать, да?
ЕР: Ну, нет… что… не всё можно почитать… это что значит? На Новодевичьем кладбище похоронен. Я недавно там была (нрзб) дня три тому назад.
ЛЧ: Угу. А в каком году он умер?
ЕР: В 65-м.
ЛЧ: В 65-м, да?
ЕР: Да. От рака, за один месяц, здоровый человек, переж… переплывал Волгу, это вот он.
ЛЧ: Да-а.
ЕР: Да. Вот могу Вам только прочесть счас надпись одну на фотографии Семёна, хотите?
ЛЧ: Да, да, да, конечно! (ЕР удаляется на поиски)
ЕР: Но он был писанный красавец вообще всегда.
ЛЧ: Ага.
ЕР: Вот нам надпись на него: «Маленькой Женюрке и Бен Норду! Как хочется вас встретить…», это на фронт он нам послал…
ЛЧ: Да, да.
ЕР: «…ещё хотя бы раз, чтобы видеться как можно чаще! Сеня. Москва, 43-й год».
ЛЧ: Это он из Москвы слал куда вам?
ЕР: Да, да, да, на Юго-Западный фронт, 20… почти… по… полевая почта. Он нашёл, у кого-то здесь узнал у моих друзей адрес и послал.
ЛЧ: Да-а. Интересно. А фотография его, да?
ЕР: Семёна.
ЛЧ: Угу. Свою фотографию он послал с надписью?
ЕР: Да, да, да, да, да!
ЛЧ: Угу.
ЕР: Вот я Вам уже прочла счас.
ЛЧ: Да, да, да, да, да.
ЕР: Она у меня как раз, я… ка… после, как он умер, вы (нрзб) вынула её. Она в… у меня в шкатулке лежала.
ЛЧ: Угу.
ЕР: Но самое… по-моему, самое, что Вы интересное можете узнать… песни – это… а… понимаете, обыватели все любили, он очень, действительно, потрясающий бард, всё! Но он актёр! Вы в театре можете о нём много узнать, если (нрзб), что оттуда. В театре в… на Таганке.
ЛЧ: Ну, конечно! Мы и с актёрами с теми общаемся! (нрзб)
ЕР: Да, вот это самое, по-моему, самое ценное!
ЛЧ: Ну, конечно!
ЕР: Я видела его после… я не видела его в «Вишнёвом саде», к сожалению. Говорят, он прекрасно там играл!
ЛЧ: Да, да.
ЕР: А я видела его в «Гамлете». Но я во всех видела спектаклях.
ЛЧ: Угу. А в… там, в стенах театра Вы с ним общались после спектаклей, до?
ЕР: Нет.
ЛЧ: Нет?
ЕР: Нет, нет.
ЛЧ: Угу.
ЕР: Нет. Семён у меня бывал, всегда меня поздравлял с днём рождения. (нрзб) неожиданно умер. Меня… я теперь жалею, что я с ним мало общалась. (нрзб)
ЛЧ: А Вы на Пушкинской улице в какие годы жили?
ЕР: А?
ЛЧ: В какие годы Вы жили на Пушкинской улице?
ЕР: На Пушкинской? Ну, что… я уже после этого 10 лет жила на Ленинском проспекте, дом 20. Я… Вот, три… значит, до войны.
ЛЧ: На Пушкинской?
ЕР: Да, да, да.
ЛЧ: А как же Володя к Вам приходил в-в-в...?
ЕР: Что?
ЛЧ: А как же Володя к Вам приходил, Вы говорите?
ЕР: Ну, как он приходил… (нрзб) а он на Пушечной из ЦДРИ приходил. На… ЦДРИ, знаете ж ЦДРИ?
ЛЧ: Да, конечно!
ЕР: Там была «Птич… Синяя птичка». Вот они там в студии такой, полусамодеятельная.
ЛЧ: Угу.
ЕР: И Володя там участвовал.
ЛЧ: Понятно.
ЕР: А кани… никола… мы не с любого тво… вот с любого на… в го… в городе Москва, в любом… с любого места приходили. У меня очень много друзей, очень известных, именитых людей. Всегда у меня (нрзб) я устраивала всегда день рождения.
ЛЧ: А Вы не помните, что Вам Володя рассказывал на… на дне рождения Вашем?
ЕР: Нет, нет, нет.
ЛЧ: Не помните? О своей работе, может быть, что-нибудь, не помните?
ЕР: Нет, нет. Он… Сеня больше всего хотел, чтоб он общался с Бенедикт Наумовичем.
ЛЧ: Угу.
ЕР: Поэтому я занята как хозяйка была.
ЛЧ: Но они всё-таки познакомились?
ЕР: Да, да, да, да!
ЛЧ: А… а с ним они, может, о чём-то говорили?
ЕР: С кем?
ЛЧ: С Бенедикт Наумовичем.
ЕР: Ну, я сейчас это уже не помню.
ЛЧ: Ну, в общем, разговор у них был какой-то, да?
ЕР: Я знаю, что Бенедикт Наумович был в театре… а, нет, нет, в театре он был уже потом, когда ещё другой спект… на первом спектакле на Таганке.
ЛЧ: Угу.
ЕР: Бенедикт Наумович пришёл и мне говорит… а я не могла: вот у меня Дима сын рос… так что вот у нас был сын (нрзб) он и есть сейчас, дай Бог ему здоровья счас!
ЛЧ: А он в Америке счас, да?
ЕР: Да. Откуда Вы знаете?
ЛЧ: А Вы говорили.
ЕР: А, да, да.
ЛЧ: (нрзб)
ЕР: Да, да. Лёва, ну, я Вам желаю, чтоб всё у Вас получалось!
ЛЧ: Ясно.
ЕР: Я приношу удачу людям. Всё у Вас будет хорошо.
ЛЧ: Угу. Спасибо!
ЕР: Как Брунова жалко!
ЛЧ: Ну, вот – видите как!
ЕР: Как мы с ним разговаривали! Мы с ним встречались на юге в… в доме творчества…
ЛЧ: Угу.
ЕР: …и вот как раз в этот грустный день вспоминаю. Вот такая вещь…
ЛЧ: Что ж делать теперь?
ЕР: Но Брунов был… по… он же не боле… или болел, я не знаю… Только его недавно справляли этот… 75 лет ему.
ЛЧ: Да, да.
ЕР: Но это было, знаете где, это было в мос… где Славянский базар вот делают, в Витебске… (нрзб) какой горд в Белоруссии?
ЛЧ: Витебск.
ЕР: В Витебске, да?
ЛЧ: Да, в Витебске.
ЕР: Вот там моя ученица – режиссёр. Вот. Она у него как раз кончала режиссёрские курсы высшие. И она кончала… я руководила театром много лет.
ЛЧ: (нрзб)
ЕР: Лёва, всего доброго!
ЛЧ: А… Евгения Ми…
ЕР: А Вы не увидите Лиду, нет?
ЛЧ: Сарнову? Я думаю, что увижу.
ЕР: Пожалуйста, передайте ей от меня привет!
ЛЧ: Хорошо.
ЕР: Знаете, какую Лиду? Ну, родственницу!
ЛЧ: Ну, знаю, знаю, Лидия Николаевна.
ЕР: Си… Си… я… отчества её не знаю. Ну, которая всё устраивала, там, поминки, всё, и похороны, и всё...
ЛЧ: Да, да, да, да, да, да! Я… я понял, про кого Вы говорите.
ЕР: Мой поклон и привет! Хорошо?
ЛЧ: Да, обязательно! Обязательно!
ЕР: Всего доброго! Большое спасибо!
ЛЧ: Да Вам большое спасибо!
ЕР: Передайте ей не от ме… не от Же… от Жени, меня всегда она знает Женей.
ЛЧ: Хорошо.
ЕР: Женя Норд скажите.[1]
ЛЧ: Хорошо, хорошо.
ЕР: Скажите, её зовут, скажи, Евгения Михайловна, но она просила передать привет от Жени Норд.
ЛЧ: Хорошо.
ЕР: Всего доброго!
ЛЧ: Здоровья Вам!
ЕР: До свидания! Спасибо большое! Вам – так же! До свидания!
ЛЧ: Спасибо, до свидания!

беседа по телефону (фрагмент)
11.09.1997

Спустя 10 лет я познакомился через Ирэну Высоцкую с родным братом Евгении Михайловны – Яковом Михайловичем Гольденбергом с тем интересом, что у него имелась копия известной фонограммы «АВВ», в своё время записанная для него самим Алексеем Высоцким.

[1] В девичестве Гольденберг.

Страница 63 из 66 Часовой пояс: UTC + 3 часа
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
http://www.phpbb.com/